22:04 

vedmachka.natalia
Мало обладать выдающимися качествами. Надо ещё уметь ими пользоваться.
13.11.2014 в 19:34
Пишет The Wardens:

Победа при Остагаре. Глава X: Собрание Лотеринга
Победа при Остагаре. Глава X: Собрание Лотеринга
Название: Победа при Остагаре (Victory at Ostagar)
Автор: Arsinoe de Blassenville
Переводчики: St_Gojyo, Somniary, Кротик мой любимый
Категория: Dragon Age
Рейтинг: R
Персонажи и пейринги: ж!Кусланд/Логэйн, Морриган/Андерс, Сурана/Зевран, Фергус/Анора, и многое другое
Жанр: гет, экшн (action), hurt/comfort, AU
Размер: 128 глав
Аннотация: Когда юная дочь Брайса Кусланда взобралась на башню Ишала и зажгла маяк, дав сигнал к атаке, Битва при Остагаре закончилась величайшей победой над порождениями тьмы.
Бронвин Кусланд, в одночасье потерявшая дом и семью — один из двух последних Стражей Ферелдена. Её главное оружие в предстоящей борьбе против порождений — найденные перед битвой древние договора о содействии, которые в случае Мора должны оказать долийские эльфы, гномы Орзаммара и маги Кругов Тедаса.

Статус: Закончен
Статус перевода: В процессе
Глава I: Поражённая громом башня
Глава II: Когда солнце взошло

Глава III: Полководцы Ферелдена
Глава IV: Погребальный костёр Стражей
Глава V: Король Кайлан даёт пир
Глава VI: Брат и сестра
Глава VII: Прощание с Остагаром
Глава VIII: Лотеринг: Хорош, как на картинке
Глава IX: Поместье прирождённого эстета


Глава X: Собрание Лотеринга


Да, там была волчья стая. Нет, это не представляло никаких проблем. Было слишком рано говорить, как сестра Ле… — то есть, Лелиана — впишется в их маленькую компанию. Быть посредником между враждующими Морриган и Алистером уже создавало стресс. Но Лелиана была замечательным стрелком и отлично управлялась с кинжалами. Что и требовалось прямо сейчас. Бронвин направила удар вниз, прямо в сердце замершего серого волка, и зверь обмяк.


Скаут подбежал, облизываясь, ожидая похвалы и ласки.


Некоторые из зевак уже начали приближаться, выкрикивая слова одобрения и благодарности. Бронвин вежливо им улыбалась, стараясь, чтобы её презрение не было так заметно. В том, что жители Лотеринга были так безвольны и бесполезны, большей частью был виноват банн Сеорлик. Это он выпалывал ростки самостоятельности и инициативности в своём маленьком царстве, пока не искоренил их полностью.


С внешней стороны низкой каменной стены обнаружилась клетка, на которую Бронвин раньше не обращала внимания, и эта клетка не пустовала. Бронвин ещё раз взглянула в её сторону и направилась прямо туда, вне себя от любопытства. Вряд ли там было то, что ей показалось, но…


— Кунари! — выдохнула она. Она никогда раньше не видела ни одного из огромных свирепых воинов из жарких северных стран. Этот мужчина не мог быть никем иным. Ростом более семи футов, он едва помещался в большой железной клетке. Он был смуглый, с ослепительно-белыми волосами, заплетёнными в маленькие тугие косички, плотно прилегающие к голове. Подойдя ближе, она услышала, как он спокойно молится на своём диковинном языке. Кунари так назвались из-за своей странной языческой религии «Кун» или что-то в этом роде, вдохновлявшей их на боевые подвиги, и которую они распространяли, завоёвывая другие народы.


Морриган тоже опознала кунари и с негодованием произнесла:


— Гордое и сильное создание в ловушке для трусов и хищников. Если ты не знаешь, какое можно найти для него применение, то хотя бы освободи из милосердия.


— Милосердия? — усмехнулся Алистер. — Это не похоже на тебя, Морриган.


Ведьма продолжила, не обращая внимания на его укол:


— И я бы хотела оставить Алистера на его месте.


— Точно, — протянул он. — Вот теперь это больше на тебя похоже.


Кунари открыл глаза и Бронвин моргнула. Они оказались цвета бледной лаванды, сияющими, как драгоценные камни. На самом деле, завораживающее зрелище. Бронвин всегда мечтала попутешествовать и повидать мир, как её отец. Её единственная поездка к кузену тэйрну Оствика из Вольной Марки была слишком комфортной и во всём напоминала домашнюю обстановку, чтобы считаться путешествием. Однако сегодня внешний мир нанёс визит и теперь смотрел на неё.


— Ты не одна из тех, кто пленил меня, — проронил кунари. — Я не буду развлекать тебя, так же как и остальных. Оставь меня в покое.


— Ты пленник? — удивилась Бронвин, затем слегка покраснела. Ну конечно же, он пленник.


— Я в клетке или нет? — ответил кунари с издевательским терпением. Затем он с достоинством представился: — Я Стэн из Бересаада — авангарда, из народа кунари.


— Я Бронвин из Серой Стражи, — с ответной вежливостью откликнулась Бронвин. — Рада встрече с тобой.


— Ты издеваешься надо мной? — сказал кунари, нахмурившись. — Или ты показываешь манеры, которые я не ожидал встретить в ваших землях. Хотя это не так важно. Я очень скоро умру.


Лелиана вышла вперёд и пояснила:


— Преподобная мать выбрала это наказание. Он убил людей с фермы.


— Всё, как она говорит, — подтвердил кунари. — Восемь людей, и детей в том числе.


Повисла пауза. Бронвин отважилась спросить:


— Должно быть, трудно тебя было пленить?


— Нет никакой трудности в пленении добычи, которая сдаётся сама. Я ждал нескольких дней, пока не явились рыцари. Смерть станет моим искуплением.


Морриган пихнула её локтем и кивнула в сторону огромного воина.


— Раскаявшегося обрекли на медленную смерть. Прекрасный пример милосердия Церкви, не так ли?


Бронвин прикусила губу. Это действительно выглядело как подарок Создателя, но…


Она приняла решение и надеялась, что оно окажется верным.


— Есть и другие способы искупить свою вину.


Кунари бесстрастно наблюдал за её волнением своими глазами цвета лаванды.


— Возможно. И какой способ искупить моё преступление ты придумаешь?


— Ты поможешь мне защитить страну от Мора.


— Мор… — Стэн пристально оглядел её. — Ты действительно Серый Страж? Странно… Мой народ слышал легенды о силе и умениях Серых Стражей, хотя я допускаю, что не каждая легенда правдива.

Бронвин не стала обижаться. Без сомнений, кунари дразнил её.


Алистер приглушённо фыркнул.


— Ты действительно это сделаешь?


— Думаю, да. Именно так я и сделаю. — Бронвин задумчиво кивнула, затем спросила у кунари: — Ты умеешь ездить на лошади?


Тот хмыкнул.


— Могу. Но не на собаках, которых вы, люди, называете лошадьми. Только ферелденцы, любящие боевых псов, — насмешливо проговорил он, — могут ездить в бой на собаках.


Скаут заворчал, выражая своё возмущение. Бронвин почесала его за ухом, довольная своим новым планом.


— Что ж, Стэн из Бересаада, думаю, у меня есть для тебя лошадь, — сказала она и добавила более энергично: — Преподобная мать, несомненно, отпустит тебя под мой присмотр. Я вернусь через час или два. Или, возможно, раньше.


— У меня небольшой выбор, но я подожду твоего возвращения.


Жители Лотеринга, попрятавшиеся с началом боя, сгрудились вокруг и уже подслушивали, затаив дыхание, их разговор. Бронвин натянуто улыбнулась, когда они расступились, давая ей пройти.


— Перекусить бы, — пробормотал Алистер.


— Верно, — согласилась она.


«Убежище Дейна» было всего в нескольких шагах. Героев (теперь и с Лелианой в их числе) громко приветствовали, показали «их» стол, и через мгновение ока перед каждым из них возникла пенящаяся кружка эля. Кроме Морриган, которой подали ещё один кубок грушевого вина.


— Вам как обычно, миледи, — жеманно произнесла служанка.


Бронвин поймала взгляд Морриган. Ведьма усмехнулась, но спокойно пригубила вино. Бронвин с удовольствием приложилась к своей кружке. Убийство бандитов-медведей-пауков-волков было работой, вызывающей жажду. Они даже не успели попросить, как на им уже принесли обильную трапезу: миски с душистым рагу из баранины и щедрые ломти хлеба. У Скаута тоже была своя миска, в конце концов, это же Ферелден. В рагу были покрошены грибы. Это было ещё одним поводом для радости. Стражи ели от души, не заставляя себя упрашивать. Двое их товарищей ели сдержанней, но, в конце концов, и Лелиана, и Морриган сдались, когда повар принёс к их столу заварные пирожки с мёдом.


Бронвин настояла на том, чтобы отдать золотой соверен в уплату за услуги и напитки. А в полдень настало время встретиться и с теми жителями Лотеринга, которые не толпились здесь, в таверне, глазея на неё.


Снаружи их дожидались два храмовника, которые почтительно поклонились.


— Серые Стражи, преподобная мать желает благословить народное собрание Лотеринга.


— Великолепная идея, — ответила Бронвин, чувствующая себя лучше после еды и питья. Она последовала за храмовниками к церкви, где на крыльце их ожидала преподобная мать в окружении своих жриц.


Очевидно, преподобная мать тоже понимала важность хорошего представления. Бронвин подвела свой отряд к самым ступеням и опустилась на одно колено с выражением благодарности, в то время как селяне с трепетом взирали на них. Само благословение было обыденной процедурой, но Бронвин держала голову почтительно склонённой. Они поднялись, чтобы выслушать, что ещё скажет преподобная мать.


— И я также хочу добавить мою личную благодарность этим мужественным людям. Сестра Лелиана, я вижу тебя в числе наших защитников. Ты хочешь оставить нас, чтобы служить Серым Стражам?


— Да, ваше преподобие. Я никогда не забуду, как была счастлива тут, но я должна сделать всё, что в моих силах, чтобы защитить эту страну.


Учтивые слова Лелианы вызвали одобрительные шепотки, и многим понравился её настрой, хотя никто не казался склонен рисковать своей жизнью без необходимости.


Почтенная мать ласково улыбнулась Бронвин.


— Что ещё церковь Лотеринга может сделать, чтобы помочь вам в борьбе против наших общих врагов, угрожающих всему человечеству?


Вот это возможность! Бронвин улыбнулась в ответ.


— Я хочу взять с собой пленённого вами кунари.


Её преподобие была несколько озадачена тем, что её действительно о чём-то попросили.


— Если я отпущу его, то его следующие жертвы смогут считать и тебя, и меня в числе своих убийц.


— Я разделяю ваши опасения, — повысила Бронвин голос, чтобы все хорошо расслышали её слова: — Поэтому я объявляю о Праве Призыва. Стэн из Бересаада будет нести службу как Серый Страж. Убивая порождений тьмы, он искупит своё преступление.


Взволнованный гул усиливал драматический эффект. Жители деревни наблюдали за диалогом, точно дети в кукольном театре, забыв, что они сами имели право направлять ход событий.


Они получили ещё одно благословение, более любезное, затем Лелиана отправилась собрать свои вещи и одеться более подобающе, а Бронвин вручили ключ от клетки Стэна. На поле стала собираться толпа, и собрание жителей Лотеринга должно было вот-вот начаться.


Явилось приличное количество умелых лучников, несколько рослых фермеров с топорами под стать, кузнец с молотом, старик, который знал, как обращаться с пикой и мог обучить этому других. А у практичного сына старейшины Мириам, Тобери, который явно родился не в том месте и не у тех родителей, оказались задатки выдающегося фехтовальщика.


Бронвин задалась вопросом, почему же он не пошёл в солдаты, но затем она увидела его хорошенькую жену и толпу ребятишек. Тобери вряд ли манили приключения. Всё, чего он мог желать, находилось прямо тут, в Лотеринге. Бронвин понадеялась, что это так же даст ему стимул приложить все усилия, чтобы защитить семью. Жители, посовещавшись, пришли к единому мнению, и предложили его в качестве лидера. Она утвердила это официально.


— Слушайте меня, люди Лотеринга! — объявила она. — Я назначаю этого человека капитаном лотерингской милиции до тех пор, пока не кончится Мор. Повинуйтесь ему, как повиновались бы мне.


Присутствовали и другие: люди, готовые стоять на посту наблюдательной вышки, люди, державшиеся в тени, но уже готовые стать частью чего-то важного.


Лелиана вернулась, одетая в доспех из клёпаной кожи и сапожки. Она несла свой лук и вооружилась парой кинжалов. Она отвела в сторону нескольких наиболее легковооружённых людей и показала им несколько основных приёмов владения ножом. Занимаясь этим, она вовсе не казалась погружённой в религиозные размышления, она выглядела на удивление серьёзно и вовсе не сумасшедшей. Кинжалами она тоже хорошо владела, и все, казалось, оценили её усилия.


Тобери слушал Бронвин, пытаясь запомнить всё, что она должна была ему сказать. Его друг Сэм, более низкорослый и широкоплечий, стоял позади него, его губы шевелились, когда он повторял про себя слова Бронвин.


— Вам надо практиковаться в лучной стрельбе каждый день. Отыщите все луки, которые только есть. Все старшие мальчики и девочки должны этому учиться.


— Банн Сеорлик не одобряет стрельбу из лука, миледи, — сказал ей Тобери. — Если он увидит человека с луком за плечами, он может решить, что перед ним браконьер. Банн Сеорлик ненавидит браконьеров, и сильно.


— Конечно, понимаю, — сказала Бронвин успокаивающе, стараясь удержаться от более цветастых выражений. — Но сейчас другие времена. Порождения тьмы на юге всего в двух днях пути. Люди волнуются, и на дорогах бандитов больше, чем обычно. А банн Сеорлик уехал в Денерим и, по всей видимости, не вернётся до тех пор, пока порождения тьмы не уберутся навсегда. А этого в ближайшее время не случится. Вы хотите, чтобы ваши семьи в Лотеринге были в безопасности. И это зависит только от вас. Если вы расставите часовых, то должны быть в состоянии собрать милицию быстрее, чем опасность достигнет ворот города. Если у вас есть много хороших лучников, вы сможете устранить опасность до того, как она приблизится настолько, чтобы причинить вам вред.


Она отметила, что достучалась до него.


— Вам обязательно нужно наблюдать за съездами с Имперского тракта: там и вот там. Также надо убедиться, что никто не перебирается через реку и не пересекает тракт. Вам надо решить вопрос об обнесении частоколом и строительстве укреплённых ворот за мельницей в конце деревни. Используйте выпавшие из облицовки тракта каменные блоки для ремонта слабых мест в ваших стенах, разберите все кучи на отмеченной дистанции для стрельбы, чтобы ваши лучники могли видеть, по кому стрелять. Вы можете срубить некоторые из деревьев и построить частокол там и там. Это всё увеличит безопасность.


— Но усадьба банна находится за пределами деревни, миледи, — выпалил Сэм.


— Да, — подтвердила Бронвин. — Да, за пределами. Я полагаю, это было собственное решение банна. К тому же усадьба имеет свои собственные укрепления и защитников. Если бы банн хотел большего, он мог бы позаботиться об этом. Уверена, вам и без того придётся достаточно потрудиться, чтобы обеспечить деревне должную защиту.


— Моя сестра Кара служит в усадьбе, — с несчастным видом сказал ей Сэм.


— Да, Кара. Я её там видела, она очень хорошая девушка. Если дела пойдут плохо, она всегда сможет вернуться в деревню, разве нет? Это ещё одна причина, чтобы делать вашу работу как можно лучше.

Алистер улыбнулся ей с тренировочной площадки. Он показывал четырём мужчинам и женщине, как пользоваться щитом. Хороший щит сам по себе оружие, а Алистер был в этом деле весьма опытен. Одна из обучаемых им женщин явно положила глаз на молодого привлекательного Стража. Бронвин улыбнулась в ответ и помахала рукой, пряча раздражение.


Так много ещё предстоит сделать. Бронвин отправила одну девчушку в усадьбу, предупредить сенешаля о прибытии ещё двоих гостей, «рекрутов Серых Стражей», как указала Бронвин, чтобы её людей приняли как можно лучше и со всем возможным почтением. Любые возможные Посвящения были делом слишком туманным и отдалённым, чтобы можно было их реально планировать, но ей казалось разумным называть своих людей «рекрутами». Имя Серых Стражей, по крайней мере, давало им некоторую защиту.


Дальнейшие расспросы выявили, что броня и остальная экипировка Стэна хранились у местного кузнеца. Никто не смог бы воспользоваться доспехами такого великана, но кузнец рассчитывал перековать их во что-то новое. Немного поторговавшись, он согласился вернуть вещи за разумную плату.


Морриган скучающе наблюдала за жителями, посматривающими, в свою очередь, на неё, и не спеша подошла послушать окончание разговора. Как только кузнец ушёл, она повернулась и бросила весёлый взгляд на Бронвин.


— Хорошо, что у тебя есть золото, а то нашему высокому знакомцу пришлось бы носить лохмотья, которые церковная девочка снимет с мёртвых.


— Или мне пришлось бы заказывать ему броню, а это заняло бы кучу времени, — согласилась Бронвин. — Это честная сделка. Кузнецу пришлось бы потратить много времени на переделку и подгонку этой брони прежде, чем кто-то другой мог бы ею воспользоваться.


— Я нахожу слишком утомительным для себя эти неумелые размахивания мечами и негодные попытки стрельбы из лука. Неужели я недостаточно заметно это демонстрирую? Раз я ничему не могу обучить этих мужланов, то я бы лучше вернулась в усадебную библиотеку.


— Прежде, чем ты уйдёшь, сходи со мной освободить Стэна. Лучше нам проводить его до поместья, да и сенешалю будет легче, если кто-то из нас будет приглядывать за этим кунари. А потом мне придётся вернуться сюда, чтобы всё закончить.


— Как пожелаешь.


Кузнец вскоре вернулся, и не один. В руках у него и его сыновей были детали кунарийского доспеха и другие вещи Стэна. Бронвин отозвала Скаута от деревенских собак, которых он терроризировал, и все вместе они отправились к Стэну, с бесконечным терпением пребывавшему в своей клетке. Часть жителей пришли поглазеть на это событие, зеваки пихались и перешёптывались, когда Бронвин повернула ключ и освободила пленника.


— Да будет так, — объявил кунари. — Я последую за тобой, и в этом будет моё искупление.


Он был несколько удивлён, что его броня снова к нему вернулась, хотя и обшаривал внимательным взглядом вещи, словно надеясь найти что-то недостающее.


— А где оружие? — спросила Бронвин у кузнеца.


— Всё, что у меня было — только эта броня, — ответил кузнец. — Это всё, что там было, когда его взяли.


Мужчина получил плату и вернулся на собрание, где обещался показать другим мужчинам несколько уловок при использовании молота. Бронвин слегка улыбнулась кунари. Он с благоговением и облегчением огладил броню, а затем натянул стёганый поддоспешник и закрепил кирасу с видом человека, потерявшего и снова приобретшего свою кожу.


— Теперь, Стэн, тебе нужно что-то, чтобы ты сражался не только при помощи своих бронированных кулаков. Какое оружие ты предпочитаешь?


Он помрачнел при этих словах, скорее всего, от потери дорогого для него оружия, и Бронвин ему посочувствовала. Наконец, он сказал:


— Двуручный меч будет лучше всего, если найдётся подходящий для меня размер.


— У одного из бандитов, которых мы убили, имелся большой стальной меч. Если жители деревни ещё не припрятали его подальше, мы можем его забрать. Пошли.


Небольшой отряд вернулся на место их недавней победы. Кунари двигался очень осторожно, и Бронвин видела, что он нуждается в пище, отдыхе и щадящих нагрузках. Хорошо, что у них были лошади.


Когда они приблизились к телам, неожиданно из травы поднялись две фигуры: те самые бандиты, что удрали пару часов назад. Один держал мешок с добычей и вертел головой, оглядываясь то на приближающуюся угрозу, то в сторону манящей безопасности Тракта, не зная, что делать. Другой швырнул ношу и рванул наутёк.


— Скаут! Взять его! — приказала Бронвин, выхватив меч с кинжалом и бросаясь к замешкавшемуся человеку перед ней.


— Тебе действительно не стоило возвращаться, — сказала Бронвин перед тем, как полоснуть разбойника мечом по горлу.


Между Морриган и Скаутом валялся труп поверженного бандита. Стэн стоял над телами с задумчивым видом. Скаут сел рядом и самодовольно пыхтел, поглядывая на кунари.


— Ты настоящий воин, — признал Стэн, — и это заслуживает уважения.


Скаут одобрительно гавкнул. Бронвин рассмеялась. Прекрасно, что кунари понял это с первого раза.


Кунари нашёл обсуждаемый меч и решил, что тот «пригоден». Морриган перебирала содержимое мешка бандита, по-видимому, найдя там что-то интересное. Бронвин боролась со своим неодобрением. Отец объяснял ей, что рядовые солдаты всегда сражаются за долю добычи. Нельзя презирать их за это. Не все были дочерями тэйрна.


— Нашла что-то достойное? — спросила она Морриган.


— Ну… — уклонилась от ответа ведьма. Затем, подумав, она сказала: — Возможно.


Она открыла сумку и позволила Бронвин заглянуть в неё.


Бандиты неплохо поживились. В этом мешке, вероятно, находилась лучшая часть награбленного ими: шесть соверенов, тяжёлый золотой браслет, пара золотых серёг, драгоценные цепочки и несколько колец. Некоторые из колец тоже были золотые и с вставками из самоцветов. Тогда понятно, почему бандиты рискнули вернуться за своим добром.


— Какой чудный рубин, — сказала Бронвин, с любопытством тронув указательным пальцем переливающийся камень. — Милая безделушка.


Морриган сжала сумку, явно желая оставить содержимое себе.


— Что ты собираешься с этим делать?


— Это не моё, — легко ответила Бронвин. — Твоё. Ты же это нашла. Я полагаю, мы все должны как-нибудь сесть вечерком и выработать решение о справедливой политике раздела найденной добычи, но эта сумка твоя. Ты получаешь украшения, Стэн получает меч.


— А что получаешь ты? — насторожённо спросила Морриган.


— Могучих союзников, я надеюсь.



* * *



— Просто скажи, как долго ты пробыл в этой клетке? — спросил Алистер Стэна за ужином. И его челюсть отвисла, когда он услышал ответ.


Просто удивительно, как Стэн пережил все эти дни без пищи и воды. Ещё больше удивляло, что, перекусив на скорую руку, помывшись, вздремнув, и, наконец, обильно поужинав, он выглядел вполне здоровым и готовым к путешествию. Не удивительно, что кунари представляли такую угрозу.


После беседы с местными купцами для новых компаньонов Бронвин собрали всю требующуюся экипировку: рюкзаки, спальные скатки и палатки, посуду и всякие наборы для починки, плащи и даже носки, достаточно большие, чтобы прийтись по гигантской ноге Стэна.


У Лелианы было мало личных вещей, кроме брони и оружия, которые она привезла с собой в Ферелден. А в одном из загадочных ящиков хранилась похожая на лиру орлесианская лютня. На этом инструменте сложно научиться хорошо играть — или играть вообще, что Бронвин хорошо усвоила за несколько лет обучения музыке, наполненных болью.


— Ты умеешь на ней играть? — спросила она Лелиану.


Та улыбнулась таинственно и печально.


— Немного.


Бронвин надеялась на это. Это могло неплохо развлечь их и поднять боевой дух. Уж боевой дух Бронвин это бы точно подняло. Она любила музыку, хоть у неё не оказалось способностей ни к одному инструменту, кроме простой прямой флейты. Она подумала, что если Лелиана хоть немного умеет играть на лютне, то решение принять её в отряд было правильным.


Бронвин подумала, что же стало с её флейтой? Что вообще стало со всеми её вещами, оставшимися в её комнате? Может, какой-нибудь лакей Хоу живёт там, спит в её постели, копается в её личных вещах, выбрасывая памятные для неё безделушки? Или Хоу разрушил замок? Поднял ли народ Хайевера восстание, прямо сейчас сопротивляясь его тирании?

Она нахмурилась. Бесполезно терзать себя тем, на что она не могла повлиять. Она не станет лежать сегодня без сна, беспокоясь об этом, или о предстоящей поездке в Круг, или что она случайно нагрубит магам, или обо всём, что может пойти не так. По крайней мере, она надеялась, что не будет.


— Так я стану Серым Стражем? — нахмурившись, спросил кунари. — Или я уже считаюсь Серым Стражем?


— Ты рекрут Серых Стражей, — пояснила Бронвин. — Тебя освободили, потому что я объявила на тебя «Право Призыва» Серых Стражей, которое в Тедасе непререкаемо. Чтобы стать полноправным Серым Стражем, потребуются некоторые дополнительные действия в дальнейшем, после того, как мы приедем в нашу штаб-квартиру. А пока ты будешь рекрутом и станешь следовать за нами.


— И это всё? — спросил кунари.


— И ещё убивать порождений тьмы, — сообщил ему Алистер, жуя. — Мы убиваем порождений тьмы в любое время и в любом месте, как только их встретим. Всеми возможными способами. Это наша цель.


— Наша текущая задача, — дополнила Бронвин, — это обеспечить выполнение договоров о поддержке Серых Стражей. Мы собираемся первым делом заручиться поддержкой Круга магов в цитадели Кинлох. — Кунари при незнакомом названии нахмурился. Бронвин пояснила: — Это на острове, недалеко от восточного берега озера Каленхад.


Лоб Стэна разгладился.


— Я помню озеро Каленхада, — проронил он.


— Туда мы пойдём в первую очередь. Затем мы пересечём озеро или обогнём его по северной дороге, чтобы добраться до Орзаммара, гномьего города. Тэйрн Логэйн считает, что они окажут нам серьёзную поддержку в борьбе с Мором. У них впечатляющий опыт сражений с порождениями.


Он кивнул.


— А затем?


— К этому времени уже должно быть понятно, перегруппировалась орда порождений или нет. Если король будет в Денериме, мы пойдём туда, или на юг к Остагару, если придётся. И в самую последнюю очередь мы попробуем отыскать в Бресилианском лесу кланы долийских эльфов. У Серых Стражей есть договор и с долийцами тоже, но они кочуют и сторонятся незнакомцев.


— Бресилианский лес ближе озера Каленхада, разве нет? — спросил Стэн.


— Это так, но мы можем потратить слишком много времени, прежде чем отыщем хотя бы один клан. Зато мы точно знаем, где находится Круг и где находится Орзаммар. Найти эти места будет легко, хоть мы и можем столкнуться с некоторыми трудностями по пути.


— Серый Страж… — Стэн задумался. — Я никогда не слышал, чтобы хоть кто-то из моего народа был Серым Стражем. Это ново для нас.


— Тогда ты будешь первым, — подбодрила его Бронвин. — Мы — очень древний орден воинов. Древний и благородный. Мы защищаем Тедас двенадцать сотен лет: ещё до времён Андрасте и Церкви, прежде чем образовался Ферелден и даже Орлей.

— Она слегка улыбнулась кунари. — И если кто-то ещё из кунари станет Серым Стражем, он, возможно, будет равняться на тебя.


— Так я теперь тоже рекрут Серых Стражей? — Лелиана удивлённо распахнула голубые глаза.


— Только если сама захочешь им быть, — ответила Бронвин. — Я не призывала тебя, так что у тебя нет никаких обязательств. Когда настанет время, ты примешь решение, присоединяться к ордену или нет.


— Можешь называть меня рекрутом, если тебе так нравится. Это большая честь, в конце концов, — решила она, затем изящно поднялась и произнесла: — Думаю, мне пора принять хорошую горячую ванну с лепестками роз, рассыпанными по воде…


Она плавной походкой вышла из зала и поднялась по лестнице. Морриган закатила глаза. Бронвин невольно улыбнулась.


— Пошли, Стэн, — сказала она, поднимаясь из-за стола. — Я хочу показать тебе твоего коня.


— Я приду к вам через минуту, — пообещал Алистер.



* * *



Конюшня была очень хорошо оборудована, и об их животных позаботились должным образом. Скаут водил носом вокруг, наслаждаясь запахами. Бронвин предположила, что тех лошадей, что банн Сеорлик не забрал с собой в Денерим, направили в действующую армию.


Здесь был её гнедой мерин Букет — прекрасное животное. В соседнем стойле стоял Трамплер.


— Да, это настоящий конь, — согласился Стэн, одобрительно положив руку на холку большого ломовика. — Он хорошо послужит.


Бронвин не удивилась его одобрению. Она решила добавить это к своему письму к Фергюсу, чтобы дать ему повод порадоваться тому, что он настоял на использовании этого тяжеловоза. Хотя Стэн вовсе не походил на торговца шелками, встречу с которым им пророчил Фергюс.


— Бронвин, ты здесь? — позвал Алистер от дверей конюшни.


— Заходи, Алистер, — откликнулась Бронвин. — Присоединяйся к нам. Стэн как раз знакомится с Трамплером.


Стойло рядом с Трамплером не пустовало. Лошадь в нём была не их, но Бронвин всё смотрела и смотрела на неё. Это была красивая чистокровная кобылица антиванской степной породы. Бронвин быстро обошла стойла, Скаут не отставал ни на шаг. Там находились четыре лошади: все первоклассные скакуны. Один из них был крупным боевым конём, возможно, смешанной породы орлесианского дестрие c ломовиком с Морозного хребта.


Они нужны нам, решила она.


Им нужно было больше лошадей. Они нуждались во вьючных животных, в хороших запасных, на случай если возникнут какие-то проблемы. А в Лотеринге не было ни одного коня на продажу. Словно в Лотеринге вообще не было ни одной лишней лошади.


В задней части конюшни стояли три мула и один крайне очаровательный маленький серый пони.


— Нам также придётся забрать одного из мулов, — сказала она вслух.


— Нам также что? — переспросил Алистер и засмеялся.- Ты предлагаешь нам украсть лошадей банна Сеорлика? Ты в курсе, что за конокрадство в Ферелдене полагается повешенье? То есть, за это преступление вешают везде, как я слышал, но…


— Мы же не станем их воровать, — ответила она, нахмурившись. — Мы их реквизируем для выполнения жизненно важной военной задачи. Я оставлю банну Сеорлику долговую расписку, и он сможет получить возмещение за своих животных из фонда Серых Стражей, в установленном порядке.


— Ему это не понравится.


— Его здесь нет, — отрезала Бронвин, — и меня не волнует, понравится это ему или нет. Нам нужны эти лошади.


Стэн кивнул. По-видимому, в знак одобрения. Алистер всё ещё колебался относительно этой идеи.


— Мы должны пытаться поладить с местными правителями, знаешь ли. Одно дело организовать самооборону, другое увести его лошадей — и не надо путать одно с другим.


— Алистер, — терпеливо сказала она. — Банн Сеорлик не здесь. Если бы ему нужны были эти лошади, он бы взял их с собой. Если порождения тьмы перестроятся и нападут, эти бедные животные будут просто съедены. Мы возьмём лошадей и заплатим за них справедливую цену. Не из тех фондов, что у нас с собой, конечно, это лишит нас запаса золота, а оно нам может понадобиться. Банн Сеорлик даже не подумал об этих лошадях. Если мы не заберём их, то уверена, потом мы об этом пожалеем.


Сенешаль Рюрик тоже был озадачен, когда она рассказала ему, что реквизирует животных. Она пригласила его в библиотеку, и в присутствии его и Алистера выписала официальное долговое обязательство, и подписала его «Серый Страж Бронвин Кусланд». Сумма в обязательстве была весьма щедрой, и должна была быть погашена не позднее следующего весеннего Собрания Земель. Бронвин подумала, что весьма по-деловому провела сделку.


— Я не заберу всё, — утешила Бронвин мужчину. — У вас останутся мулы для всей необходимой сельской работы в поместье, и я не могу подвергнуть опасности этого милого маленького пони.


— Спасибо вам, — мужчина едва не разрыдался. — Это пони леди Этельсвит. Ей всего восемь, и если с ним что-нибудь случится, это разобьёт её сердечко.


— Разумеется, маленькая девочка не останется без своего пони, — заверила его Бронвин, стараясь не растерять терпения. — Тем не менее, нам необходимо забрать пять лошадей со всей сбруей. Самый большой мул будет нести наши кухонные принадлежности и часть палаток. Пожалуйста, примите все меры и убедитесь у кузнеца, что лошади не потеряют подковы в ближайшее время. Мы выдвинемся в путь завтра рано утром.


«До того, как жители Лотеринга найдут ещё какую-нибудь работу для меня», — подумала она, но не стала произносить это вслух.


Они встали сразу после рассвета: довольно внушительный отряд, вооружённый до зубов и с большим количеством лошадей. Бронвин одарила серебром всех слуг, которые заботились о них: горничных, поваров, мужчин, топивших котёл. Морриган настаивала, чтобы пройти пешком от усадьбы через деревню, а не ехать верхом на предложенной ей прекрасной кобыле.


— Но ты же не можешь идти пешком всю дорогу, — запротестовала Бронвин.


— Я могу пройти через деревню, — настаивала Морриган. — А потом я смогу выбрать что-то более комфортное, так сказать. — Вот почему я ношу это одеяние, которое все так неодобряют.


— Я не неодобряю твою одежду, — возразила ей Бронвин. — Просто она очень отличается от одежды всех магов, которых я только видела.


— Это потому что оно создано и зачаровано специально для моих уникальных талантов. Если бы я облачилась в робу ваших ручных магов, то мне бы пришлось снимать её каждый раз, когда захочу сменить обличье, чтобы не запутаться в ярдах шерсти. Это же одеяние, — она огладила перья на своём плече, — изменяется вместе со мной. Я изменяю его, когда изучаю новую форму. Оно отражает мои таланты и формы, в каком бы теле я ни была.


— Это могучая сила, — задумчиво произнесла Бронвин. — И весьма полезная.

Морриган понравился её ответ, и ведьма немного смягчилась.


— Я рада, что ты, по крайней мере, видишь важность этой древней магии. Церковь считает её злом, утверждает, что её практикуют только малефикары, но я думаю, что некоторые вещи стоит сохранять. Единственное «зло» в изменении формы заключается в том, что Церкви сложнее меня контролировать.


— Просто будь осторожнее, это всё о чём я прошу.

Бронвин осматривала деревню, приятно удивлённая происходящими переменами, инициированными ею. Наблюдательные пункты на смотровых башнях заполнялись людьми. С верхнего этажа мельницы два человека помахали проезжавшим мимо Стражам. Плотники суетились у груды брёвен, воздвигая крепкие ворота, которые должны будут защитить эту часть деревни. Если бы тогда, когда они прибыли сюда, деревня была хоть чуточку лучше защищена, Бронвин бы сочла, что отлично провела эти два дня.


Невзирая на раннее время, многие уже были на ногах, чтобы увидеть отъезд Стражей. Стайка детишек сидела на каменных стенах, пиная пятками замшелые камни. Двое старших детей из семьи Гейл выскочили поприветствовать их.


— Видите! — прокричала Дриса деревенским девочкам. — Мы и вправду знакомы с ними! Пожалуйста, Страж, помаши тем девчонкам и скажи им, что ты знаешь меня!


— И меня! Меня тоже, Стражи! — крикнул Конн.


— Доброго вам дня, Дриса и Конн! — охотно крикнула им в ответ Бронвин. — Передайте мои наилучшие пожелания вашей матушке и всей вашей семье!


Раздались благоговейные вздохи, и некоторые из детей спрыгнули со стены и увязались за Стражами.

Конн бежал рядом с лошадью Алистера.


— Когда я вырасту, стану Серым Стражем!


— Отличная мысль! — Алистер широко улыбнулся мальчику.


— И я тоже! — вторила брату Дриса.


— Глупости, — возразил Конн, — ты же не мужчина.


— Тогда я буду девчонкой-Стражем, как Бронвин, — беспечно ответила ему сестра. — Я буду девчонкой-Стражем Дрисой, и все будут меня бояться!


— А я лучше стану магом! — заявил один белобрысый смельчак. — Мне нравится её чёрная кожаная одежда.


Бронвин усмехнулась раздражению Морриган, которая уже была готова разогнать своих отважных юных поклонников. Бронвин подняла руку, приказывая отряду остановиться, и сказала детям:


— Мы уже далеко ушли от деревни. Спасибо за то, что проводили нас. Надеюсь, тех из вас, кто постарше, капитан обучит стрельбе из лука. Слушайтесь старших и будьте осторожны!


— Я нарвала для тебя цветов, — сказала Дриса, протягивая Бронвин букетик маргариток.


— Спасибо, девчонка-Страж Дриса. До встречи! — сказала Бронвин и шепнула Морриган: — Нам нужно побыстрее убраться отсюда, пока здесь не собралась вся деревня. Пожалуйста, сядь на коня!


Морриган заколебалась, прельщённая мыслью показать этим селянам кое-что удивительное.


— Пожалуйста, просто сядь на эту проклятую лошадь! — прошипела Бронвин. Она отвязала повод кобылы, обвязала его вокруг луки седла и повелительно протянула поводья Морриган.


— Ненавижу! — проворчала Морриган. Она скорчила недовольную гримасу антиванской кобыле, которая в ответ снисходительно посмотрела на неё карими глазами. Молодая ведьма ловко взобралась в седло и взяла поводья в руки точно так же, как это делала Бронвин.


Бронвин склонилась к ней и усмехнулась.


— Крепче сожми ноги и двигайся вместе с лошадью, — негромко сказала она, а затем, выпрямившись в седле, крикнула: — Вперёд! — и пустила свою лошадь в галоп.


Возбуждённо залаял Скаут. Стражи скакали по Имперскому тракту, направив коней на запад. Позади громко и радостно кричали дети.


Морриган приятно поразил плавный бег кобылы: мягкое движение вверх-вниз вместо ожидаемой тряски и толчков. Она заметила, что Бронвин держала руки впереди, ослабив поводья и позволяя своей лошади свободно двигать головой. Когда Морриган скопировала её позу, поступь её кобылы стала ещё мягче. Довольно приятное ощущение.


Бронвин усмехнулась ей и крикнула:


— Это прекрасно, согласись!


— Жалкая замена полёту! — крикнула в ответ Морриган.


— Потерпи немного. Ты сможешь сменить облик, как только мы скроемся из вида смотровых башен!


Лёгким галопом они преодолевали милю за милей. Морриган ощутила, что в верховой езде нет ничего сложного. И тут Бронвин подняла руку, и отряд придержал лошадей. Шаг кобылы сделался неровным, и Морриган стало неприятно сидеть в седле.


— Есть свои тонкости в том, как держаться в седле идущей рысью лошади, — сказала Бронвин, — но я научу тебя этому позже. А на сегодня, пожалуй, хватит с тебя верховой езды. Можешь превращаться, как ты говорила, «во что-то более удобное». — И она обратилась к остальному отряду: — Через несколько миль будет развилка. Мы поедем по правой дороге, она приведёт нас к северному берегу озера Беленас. Если мы и дальше будем придерживаться заданной скорости, то ночевать сегодня будем на озере Каленхад.


Морриган задумалась, нужно ли ей спешиваться, и решила, что не стоит. После подобного опыта она вряд ли сможет твёрдо стоять на земле, а выказывать слабость, которую потом могут использовать против неё, ей не хотелось.


Она подняла руку и внезапно изменилась ужасающим, неестественным образом. Будто одна картинка наложилась на другую, совершенно не похожую на неё. Морриган съёжилась, покрывшись перьями, ноги её укоротились, и с торжествующим пронзительным вскриком ястреб взлетел с седла и уселся на ветку берёзы.


— Хвастунья, — пробормотал Алистер.


Глубоко удивлённый Стэн неодобрительно нахмурился. Лелиана тоже удивилась, но превращение также произвело на неё глубокое впечатление.


— Какая красивая птица! — сказала она. — Такая гордая и независимая! И оперение просто прекрасное! Когда я прошлой зимой была в Орлее, перья как раз были в моде!





URL записи

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Незнание не освобождает

главная