vedmachka.natalia
Мало обладать выдающимися качествами. Надо ещё уметь ими пользоваться.
03.11.2014 в 17:10
Пишет The Wardens:

Победа при Остагаре. Глава VIII: Лотеринг: Хорош, как на картинке
Победа при Остагаре. Глава VIII: Лотеринг: Хорош, как на картинке
Название: Победа при Остагаре (Victory at Ostagar)
Автор: Arsinoe de Blassenville
Переводчики: St_Gojyo, Somniary, Кротик мой любимый, Lienin
Категория: Dragon Age
Рейтинг: R
Персонажи и пейринги: ж!Кусланд/Логэйн, Морриган/Андерс, Сурана/Зевран, Фергус/Анора, и многое другое
Жанр: гет, экшн (action), hurt/comfort, AU
Размер: 128 глав
Аннотация: Когда юная дочь Брайса Кусланда взобралась на башню Ишала и зажгла маяк, дав сигнал к атаке, Битва при Остагаре закончилась величайшей победой над порождениями тьмы.
Бронвин Кусланд, в одночасье потерявшая дом и семью — один из двух последних Стражей Ферелдена. Её главное оружие в предстоящей борьбе против порождений — найденные перед битвой древние договора о содействии, которые в случае Мора должны оказать долийские эльфы, гномы Орзаммара и маги Кругов Тедаса.

Статус: Закончен
Статус перевода: В процессе
Глава I: Поражённая громом башня
Глава II: Когда солнце взошло

Глава III: Полководцы Ферелдена
Глава IV: Погребальный костёр Стражей
Глава V: Король Кайлан даёт пир
Глава VI: Брат и сестра
Глава VII: Прощание с Остагаром

Глава VIII: Лотеринг: Хорош, как на картинке



Что бы ни представляли из себя древние магистры Тевинтера, они знали, как строить дороги. Оставляя позади лигу за лигой, Бронвин и её компаньоны легким галопом направлялись к северу.


Солнце ярко светило, небо радовало синевой, и пока путешествие не приносило никаких приключений. От далёких пожаров поднималась зловещая дымка, но дорога перед ними была чиста. Бандиты, несомненно, не хотели связываться ни с армией, ни с порождениями тьмы.


Так что насчёт порождений? Алистер сказал, что Стражи могут их чувствовать. Бронвин ничего подобного за собой не замечала. Отряд останавливался каждый час, чтобы дать отдых лошадям — и Скауту — хотя Бронвин знала, что она бы его обидела, сказав это вслух. В воздухе ощущалась некоторая духота, да и птицы вели себя тише обычного, но по Алистеру было не заметно, что он почувствовал что-то необычное.


Бронвин оглянулась, чтобы посмотреть, не отстал ли Скаут. Но он бежал рядом, совершенно счастливый и бодрый. И тут Бронвин углядела кое-что ещё.


— Морриган! Я думала, ты будешь лететь так долго, как я буду ехать, — засмеялась она.


Ястреб вольготно расположился на широкой спине громадного вьючного коня, Трамплера. Птица красноречиво встряхнула крыльями.


— Всё верно! — поддразнила её Бронвин. — Ты сказала, что сможешь. Ты не должна нарушать своих обещаний.


— Это меня не удивляет, — пробормотал Алистер.


— Нам всем нужно отдохнуть, — сказала ему Бронвин. — Впереди Фэйборн. Это всего лишь ручей, но вода есть вода. По карте тэйрна ручей протекает не так далеко от Имперского тракта. Так что до Лотеринга мы доберемся до захода солнца.


Морриган полетела на разведку. Недалеко от пересекавшего ручей моста они увидели наезженный спуск к воде и лужайке с зелёной травой. Бронвин соскочила со своего высокого гнедого мерина и распаковала свёрток с хлебцами и сушёными яблоками. Пока Алистер сторожил лошадей, дожидаясь своей очереди на обед, Морриган превратилась из пернатой хищницы в женщину в перьевой накидке и присоединилась к Бронвин, сидящей в тени ивы.


Место выглядело идиллически. Вода плавно струилась по камням, вливаясь в Фэйборн, нёсший свои воды к реке Дракон. Бронвин ела с аппетитом, стараясь растянуть подольше удовольствие от еды, наслаждаясь терпкой сладостью яблок и звучным хрустом хлебцев. Скаут лакал воду из ручья, а затем разлёгся рядом с Бронвин, хватая еду, которую она ему кидала. Голодные, как Стражи, кони щипали траву.


И в этой умиротворяющей тишине вдруг раздался шёпот Алистера:

— Трудно поверить, что мы на войне.


Морриган, перебиравшая травы в своём мешке, громко фыркнула. Бронвин оперлась спиной на ствол ивы, прикрыла глаза, наслаждаясь дуновением ветерка. Всем было так хорошо...


Угрожающе зарычал Скаут. Вмиг насторожившись, Бронвин открыла глаза и вскочила на ноги. Морриган и Алистер тоже услышали Скаута и теперь внимательно оглядывались по сторонам.


— Что такое, малыш? — мягко спросила Бронвин. — Волки?


Пёс никак не отреагировал, продолжая рычать на той же низкой ноте.


— Бандиты? Где они?


Агрессивно наморщив нос, пёс пристально глядел на заросли кустарника на другой стороне ручья.


— Кто бы вы ни были, — крикнула Бронвин, — выходите с пустыми руками, подняв их так, чтобы я их видела!


Раздался приглушенный взвизг, кусты затряслись и кто-то легкой поступью понёсся прочь в подлесок.


— Скаут! Взять! — крикнула Бронвин.


Он рванул вперёд, она едва успела заметить, как он пересёк ручей, подняв тучу брызг, и скрылся в подлеске, снося на своём пути кустарник. Бронвин последовала за ним, но только она успела перебраться на другой берег, как издали донёсся тонкий высокий визг.


— Это ребёнок! — крикнул Алистер, бросаясь вслед за ней.


Продираясь сквозь заросли колючей ежевики, они взбежали по пологому склону и чуть не наступили на Скаута и его добычу. Скаут сшиб ребёнка наземь, но он был хорошо выдрессирован и не стал причинять вред маленькому человечку, просто прижал его — или её — к земле.


Ребенок вырывался и кричал:

— Нет! Нет! Мама! Нет! Помогите!


— Пусти его, Скаут, — приказала Бронвин, поймав тощую руку. Подняв ребёнка, она обнаружила, что Скаут поймал мальчика лет восьми или девяти, в грубой крестьянской одежде. Он съёжился, впечатлённый внушительным видом Алистера, его мечом и щитом, и робко посмотрел на Бронвин, даже не пытаясь освободиться.



— Не надо подкрадываться к стоянке вооруженных людей, мальчик, — мирно сказала ему Бронвин. — Они могут подумать, что ты враг. Что ты делаешь здесь, да еще и совсем один?


Он изумленно уставился на нее. Она сжала его тонкую ручонку и легонько потрясла.


— Кто ты, и чего ты хотел?


— Помогите! — всхлипнул он, вздрогнув всем телом. — Нам нужна помощь! Отец не пришёл домой. Мама не хочет ехать без него, а в усадьбе старика Маккея что-то произошло. Я не могу найти отца.


— Они же должны были уйти на север неделю назад! — встряхнул головой Алистер.


Бронвин не могла не согласиться. Она спросила мальчика:


— Как давно твой отец ушёл?


— Четыре ночи назад. Мама не знает, что делать.


— Она должна уйти в Лотеринг, — твёрдо сказала Бронвин. — Ваша усадьба далеко?


— Нет, не очень, сразу за грядой! — захныкал мальчик. — Вы же нам поможете? Вы не похожи на злых, но я боялся показаться. Тут иногда бывают плохие люди.


— Смею предположить, что так оно и есть. Пойдём. Нам надо поговорить с твоей мамой. И ты не сказал мне своё имя.


Его имя, как выяснилось, было Конн, и он никогда не ездил на лошади верхом. Морриган закатила глаза, но не стала возражать против его присутствия, и что отряд отклонился от намеченного пути. Она незаметно отстала, чтобы сменить форму, а Бронвин посадила мальчика на круп своего коня и велела держаться за неё покрепче.



* * *



— Но Таррону не понравится, если я уеду, не предупредив его! Что, если он вернётся назад и не будет знать, где мы?


Бронвин молча возблагодарила родителей за то, что заставляли её присутствовать на скучных визитах своих арендаторов. Они знала, как говорить с этой женщиной. Её звали Мерта, жена Таррона Гэйла.


Дом оказался небольшим и аккуратным: там была кухня, совмещенная с общим залом, дверь в маленькую спальню, дверь в кладовую и лестница на чердак, где спали старшие дети. Всего детей было четверо. Старший, Конн, и три девочки-погодки. Младшая, только-только научившаяся ходить, тут же потянулась к Скауту пухлыми ручонками, улыбаясь ему во весь рот.


— Вы можете оставить ему записку, в которой сообщите, что отправитесь в Лотеринг, — спокойно сказала Бронвин. — Вам надо погрузить вещи на телегу, запрячь волов и уезжать сейчас же.


Бледная беременная женщина посмотрела на Бронвин, губы её дрожали.


— Таррону не нравится, когда я что-либо делаю, не сказав ему. Ему не нравится, когда я начинаю строить какие-то планы.


Для подобного вздора не было времени.


— Вы можете сказать ему, что Серые Стражи приказали вам уехать в Лотеринг. И это абсолютная правда. К тому же, мы в Ферелдене, а здесь каждая женщина имеет право «строить какие-то планы», особенно когда дело касается безопасности её детей!


— Да, миледи!


Бронвин строго посмотрела на женщину.


— Алистер и я запряжём ваших быков. Соберите всю еду, какая есть в доме.


Мерта колебалась.


— Сэр, миледи. Вы уверены, что это порождения тьмы? Таррон говорит, что это всего лишь россказни банна Сеорлика, который хочет прибрать к рукам южные угодья.


— Ещё как уверены, — сказал Алистер.


Морриган вошла в дом, презрительно осматриваясь.


— Зачем мы тратим время? Пусть сама убедится!


Женщина поражённо уставилась на Морриган.


Бронвин поспешно сказала:


— Эта леди с нами. И да, порождения тьмы наступают. Я лично сражалась с ними несколько дней назад. Королевская армия только что разбила их в крупном сражении, но выжившие бежали. Они уже рядом, а вы живёте слишком уединённо для того, чтобы чувствовать себя в безопасности. Я больше не хочу ничего об этом слышать. Оденьте детей потеплее.


В доме не оказалось пергамента, чтобы написать записку. Бронвин достала один из седельной сумки и написала чёткими, крупными буквами "МЫ УЕХАЛИ В ЛОТЕРИНГ". Она ощутила удовлетворение, прибивая записку к столу. Таррон мог оказаться вовсе не таким уж плохим парнем, каким он ей представлялся, но она услышала о нём больше, чем ей хотелось.


Мальчик и старшая девочка оказались куда как полезней их матери, которая в замешательстве металась среди своих пожитков. Девочка загнала цыплят в клетку и поставила её в повозку, выгнала овец на луг, чтобы им не пришлось голодать в загоне. Мальчик, страстно желающий поскорее уехать отсюда, указал Бронвин на поднимавшийся над деревьями столб дыма.


— Там усадьба Маккея. Она всю ночь горела.


— Его мы тоже будем спасать? — насмешливо спросила Морриган. — Мы будем ходить от одной хижины к другой и спасать людей, у которых не хватает ума на то, чтобы спастись самим?


Бронвин стало плохо от осознания того, что ждёт людей, оставшихся в маленькой долине Фэйборн, но она понимала, что Морриган права.


— Нет, — вздохнула она. — Не будем. Мы уже потратили на это целый день. Мы не можем спасти их всех.


Она подумала, что Морриган после этих её слов стала выглядеть слишком уж самодовольно, и сердито посмотрела на неё.


— Но этих людей я спасу.


Она теряет время. Она теряет время. Эта мысль терзала её, когда она упаковывала свечи и канделябры. Её миссия была гораздо важнее спасения одной фермерской семьи. Но уйти означало обречь их на верную смерть.


Алистер уже впряг волов в повозку и сейчас терпеливо грузил в неё корзины, одеяла, маслобойку, перину и два копчёных окорока. Морриган развлекалась тем, что насмехалась над детьми и собирала свисавшие с потолка сушёные травы и цветы.


— Пузырчатый корень, — пробормотала они. — И я знаю, что с ним делать.


Мальчик вывел из стойла дойную корову и привязал её к задку повозки. Из-за этого их скорость упадёт вдвое, и это в лучшем случае. И почти наверняка им придётся разбивать лагерь для ночлега. Бронвин раздражённо потёрла затылок, сердце кровью обливалось, стоило ей подумать о срыве их планов. Насторожив уши, Скаут уставился на лес. Он стоял с подветренной стороны и не мог учуять никаких запахов: все они оставались в непроходимой чащобе.


Самая младшая девчушка была просто очаровательна. Она подошла к Бронвин и посмотрела на неё огромными голубыми глазами.


— Ап!


Возившаяся с горшками Мерта окликнула её:


— Аннис, не лезь к Стражу!


— Ничего страшного, — улыбнулась Бронвин, беря малышку на руки. Та приникла к ней, тёплый огонёк жизни, от её шелковистых светло-русых волос приятно пахло. И Бронвин с болью припомнила слова Алистера том, что дети у Серых Стражей — редкость. Мысль о том, что у неё, возможно, никогда не будет ребёнка, билась в голове, требуя опровержения, которого никто не смог бы дать. Ей всегда хотелось иметь двоих детей, она назвала бы их...


Скаут зарычал.


— Бронвин!


Алистер смотрел на неё настороженными, широко открытыми глазами.


И держал руку у меча...


Справа от неё с земли взметнулось тёмное облако. Не успела она взглянуть туда, как рядом с ней уже очутился невнятно бормочущий что-то генлок, оскаливший в безумной ухмылке мелкие острые зубы.


Её первым побуждением было покрепче прижать ребёнка к себе, но её выучка подсказывала ей, что это было в корне неправильно. Стиснув зубы, она отбросила от себя плачущую девочку, не обращая внимания на то, что малышка поцарапала руки об её кольчугу, и подскочила к порождению тьмы, с металлическим звоном вынимая из ножен меч и кинжал. Она рубанула генлока по шее, почти отделив его голову от тела.


Бабам! Алистер, чей щит лежал возле повозки, ударил атаковавшего его генлока сотейником, сшибив на землю. Скаут подскочил, и только кости хрупнули, когда пёс сомкнул челюсти на лице твари.


Бронвин увидела стоящую в дверном проёме беременную женщину. Бледная, с округлившимися от страха глазами, она зажимала ладонью рот. Вол мычал и топал, лошади ржали, в панике от отталкивающего смрада. Дети с оглушающим диким визгом бросились врассыпную, отвлекая порождений от вооруженных воинов. Трамплер неистово заржал и ударил ближайшее порождение подкованными копытами, размозжив его голову в кровавую кашу.


Удар слева и добивающий укол. Ещё один генлок в агонии упал на спину и забился в конвульсиях. Стрела вонзилась в повозку, и ярдах в десяти от неё Бронвин заметила ухмыляющегося стрелка.


— Морриган! — закричала она.


— Я тут!


Вспышка холода заморозила тварь, замедляя, и Алистер зарубил её прежде, чем она успела выпустить ещё одну стрелу. Чуть дальше раздался гортанный рёв другого лучника. Вдруг рядом с ним рассыпался сноп искр, оглушая, и Бронвин воспользовалась этим, рубанув по горлу и забрызгав всё кровью. Но оставался ещё один, прячущийся в подлеске.


Зелёный туман окутал Бронвин и её чуть не вырвало. С трудом удержавшись на ногах, она посмотрела на хихикавшего эмиссара, поднявшего посох для нового заклинания.


— Меньше боя, больше смерти! — проорал Алистер. Его полуторник блеснул стальной дугой и совершенно неожиданно голова порождения-колдуна отделилась от тела, расплескивая кровь из толстой шеи. Она пролетела вперёд, оросив Бронвин вонючей жижей.


— Фу! — простонала она в отвращении, и освободилась от остатков заклятья. Позади неё наконец-то закричала Мерта, испуганно и хрипло. Бронвин стерла кровь, заливающую глаза. Последний гарлок схватил было Аннис, плачущую на пропитавшейся кровью земле, но Морриган наслала на тварь ослабляющее проклятье. Бронвин перепрыгнула низкую изгородь, однако Скаут успел раньше, сшибив порождение. Пёс вцепился клыками в запястье твари, вынуждая выронить топор. Бронвин ударила сверху, пригвоздив монстра к земле. Он дико замолотил конечностями, булькая горлом и кашляя. Бронвин провернула меч, и гарлок обмяк и затих.


— Порождение тьмы! — произнёс Конн, вылезая из-под телеги. Он пнул мёртвого гарлока босой ногой.


— Не прикасайся к нему! — приказала Бронвин. — Если на вас попала их кровь — смойте немедленно! Мерта! Ты меня слышишь? Убедись, что на детях нет крови порождений тьмы!


Она присела рядом с малышкой Аннис, чтобы убедиться, что та не ранена. Девочка уставилась на Бронвин своими огромными голубыми глазами и пронзительно закричала. Её мать подбежала, заключила в свои объятья. Другие дети тоже выбрались из своих убежищ и теперь жались друг к дружке рядом с нею.


— Идите ко мне, дети! — всхлипнула женщина. — Дайте мне осмотреть вас!


Она вцепилась в них, то и дело опасливо посматривая на Стражей.


Морриган оглядела следы побоища.


— Возможно, нам не стоит здесь задерживаться? — подсказала она.


Алистер подошёл полюбоваться на дело рук Бронвин.

— Думаю, мы хорошо сработались, — пошутил он и усмехнулся Бронвин. — О, у тебя теперь новая причёска? Мне нравится твой новый цвет!


Попытка Бронвин рассмеяться провалилась с треском.


— Должно быть, я выгляжу чудовищно. Можешь закончить погрузку этой проклятой телеги, чтобы мы могли уже убраться отсюда?


Она доковыляла до колодца и вытянула из него полное ведро воды.


— Вот. — Она сунула ведро в руки Морриган и наклонилась. — Надо смыть эту дрянь, пока она не засохла.


— О да. Тот ещё видок.


Потребовалось ещё два ведра, пока Бронвин хоть как-то отмылась.


— Как только доберемся до Лотеринга, — заявила Бронвин, — клянусь Создателем, первое, что я сделаю — это приведу волосы в порядок.


Мерта и девочки были слишком подавлены и испуганы, чтобы делать что-то ещё сверх того, что им приказала сделать Бронвин. Рядом, вытаращив от испуга глаза, суетился Конн. Никто не хотел оставаться. Трупы порождений валялись там, где упали, и Мерта лишь умоляла, чтобы ей разрешили запереть дверь дома.



Морриган громко рассмеялась.


— Она запирает дом от порождений тьмы?


Бронвин молча нахмурилась в ответ, потом тихо спросила:


— Морриган, ты уверена, что не хочешь поехать верхом?


Ей казалось, что это не самая хорошая идея для отступницы — превращаться при свидетелях.


Молодая ведьма, однако, уже всё решила.


— Я пойду пешком, — заявила она высокомерно. — Люблю ходить пешком.


И она пошла справа от коня Бронвин, держась подальше от детей и их матери.


Животные беспокоились и нервничали, но чем дальше они отходили от фермы, тем спокойнее становились. Бронвин надеялась, что других порождений тьмы поблизости нет. Даже цыплята создавали столько шума, что отряд становился желанной целью для всех окрестных хищников. Дети настояли на том, чтобы ехать в повозке, но чтобы завести её на Имперский тракт, их заставили выйти.


Там, однако, стало полегче. Младшие дети никогда не видели такой чудо-дороги, выстроенной из огромных камней и простирающейся до самого горизонта. Новых впечатлений хватило, чтобы отвлечь их от недавно пережитых ужасов.


— Это было глупо с моей стороны, — с горечью проговорила Бронвин.


— Что? — возмутился Алистер. — Ты все правильно сделала! Мы замечательная, просто замечательная команда сокрушителей порождений тьмы!


— Я отвлеклась, заигравшись в няньку для ребенка, в то время как должна быть начеку.


— Да, это было глупо, — едко согласилась Морриган. — Позволить поймать себя со спущенными штанами из-за крестьянских детей. Пусть это будет для тебя уроком о вреде сентиментальности. И да, Алистер, я соглашусь, что мы и в самом деле, весьма замечательны.


— Ух ты! — усмехнулся Алистер. — Мы в чем-то согласились!


— Не жди, что это повторится снова.


— Алистер, насчёт того самого «ощущения порождений тьмы»... — заинтересованно произнесла Бронвин. — Я-то думала, что почувствую что-то определённое и подумаю «Ага! Это порождения тьмы!» А когда они напали, я ощутила лишь волнение, раздражение и желание убить их.


— Так и есть, — заявил Алистер. — Именно так они и ощущаются. И в следующий раз, когда ты испытаешь те же самые эмоции, ты вполне можешь сказать себе «Ага! Это порождения тьмы!»


Бронвин раздражённо выдохнула.


После этого они говорили мало, сосредоточившись на том, чтобы пройти как можно больше до заката солнца. Дети задремали, потом их пришлось покормить. А затем им пришлось остановиться и вместе с их уставшей матерью очень осторожно сходить в кусты. Бронвин была бы рада управлять повозкой сама, но она должна была находиться там, где находилась сейчас. Они остановятся и разобьют лагерь лишь тогда, когда Мерта устанет настолько, что уже будет не в силах удержать поводья. И ещё Бронвин знала, что ей нельзя брать в седло никого из детей. Когда день уже близился к вечеру, Конн выбрался из повозки и пошёл пешком, и Дриса шла с ним большую часть пути. К воинам дети относились с опаской, но зато их так и тянуло к Скауту. Пёс был рад их компании и не возражал, когда маленькая ручка то и дело почёсывала его за ушами.


Они остановились ещё до темноты, возле маленького безымянного ручья с чистой водой. Многое ещё предстояло сделать: расседлать лошадей, распаковать кое-какие вещи, накормить и напоить всю живность и позаботиться о детях. Конн собрал хворост для костра, а Морриган разожгла его заклинанием, пропущенным через посох. А потом она отошла, позволив Мерте заняться приготовлением ужина для всей компании.


Когда Бронвин проходила мимо костра, её очень тихо окликнула Мерта.


— Миледи!


— Да? Что ты хотела?


— Эта женщина... — Мерта кивнула на Морриган. — Она маг?


Лучше всего было сказать полуправду и увести разговор в сторону от этой скользкой темы.


— Да, она маг. Вам нечего бояться. В королевской армии служат несколько магов — с одобрения Церкви и под присмотром храмовников. До того, как стать Серым Стражем, Алистер обучался на храмовника. Нам повезло, что Морриган сейчас с нами, правда? Она проявила чудеса изобретательности, чтобы защитить детей.


— Да, пожалуй, — неохотно согласилась женщина. — Но маг... Что, если она как-нибудь навредит нам?


— Ей незачем делать что-либо, кроме как продолжать свою службу. Я клянусь в том, что она друг и неопасна.


— Что ж, если вы так говорите...


Женщина, всё ещё сомневаясь, вернулась к приготовлению ужина. Бронвин вздохнула и пошла помогать Алистеру и Конну с животными. Алистер чистил скребницей Трамплера.


— У тебя хорошо получается, — сказала Бронвин, понаблюдав за ним.


— Ещё бы, — усмехнулся он. — Я рос на конюшне. В основном, с собаками, но и с лошадьми тоже.


— То есть, как это — «рос на конюшне»? Я думала, эрл Эамон был твоим опекуном?


— Так и было, но спал я на конюшне, — ответил он, будто это было обычным делом. И пожал плечами, увидев реакцию Бронвин. — Там было не так уж и плохо. По крайней мере, тепло, и крыша над головой имелась. Думаю, эрл полагал, что если он вдруг начнёт меня баловать, все решат, что он мой отец.


Бронвин постаралась обуздать свой гнев, раз уж эрл был мёртв, но она не могла не сказать:


— Выделить ребёнку спальное место под крышей дома, имея для этого все возможности — это не означает «баловать»! Что, в замке Рэдклиффа не хватало кроватей, что ли?


— Понятия не имею, — спокойно ответил Алистер.


Мерта приготовила вкусный и обильный ужин — обильный даже на взгляд Бронвин и Алистера. Густая ячменная похлёбка с морковью и копчёной бараниной достойно вознаградила их всех за все волнения этого дня. На десерт была чистая вода из ручья и яблоки. Морриган предложила дежурить первой — Бронвин подозревала, что это лишь для того, чтобы как можно меньше участвовать в шумной процедуре отхода детей ко сну. Трое старших детей преодолели свой самый сильный страх и сели поближе к Стражам, перешёптываясь о порождениях тьмы.


Но только не Аннис. Малышка даже не приближалась к Бронвин. Она отворачивалась от неё и кривила рот, готовясь заплакать от страха. Пытаясь не думать о грустном, Бронвин зарылась в свои вещи, стараясь найти хоть что-нибудь, что поднимет ей настроение.


— Пирог! — воскликнула она. — Мы все почувствуем себя лучше после куска сливового пирога!


— Отличная идея! — эхом отозвался Алистер.


Восхитительный пирог, который Бронвин хотела приберечь на потом, когда подобную роскошь будет сложнее раздобыть, развернули и разрезали на большие куски. Она отложила один в сторону для Морриган, несущей дозор за деревьями.


— О, миледи! — Мерта неуверенно взяла кусочек. — Большое вам спасибо! Иди сюда, Дриса, отнеси это Элвине.


— А вы знаете какие-нибудь истории? — спросил Конн.


— Не много, — призналась Бронвин.


— А что насчёт "Будь смелым, но не слишком, чтобы попасть в историю?" — предложил Алистер.


— Не сегодня, — легко ответила Бронвин. А ему она сказала одними губами: — Слишком страшно.


Она на мгновение задумалась.


— Когда-то давно, — начала она, — еще до того, когда отцы наших отцов спустились с гор, у старой собаки вождя племени родился боевой волкодав. Его назвали Гохаку, и ни в чём ему не отказывали...


Она рассказывала это просто потому, что Нэн всегда рассказывала ей эту сказку, даже в свой последний день. В ней говорилось о могучем и заносчивом псе, возгордившемся и использовавшем своё положение любимца и силу только для запугивания других. Вождь в конце концов разглядел недостатки Гохаку и решил выбрать для своего сына не Гохаку, а другого боевого пса, пусть более слабого, но зато надежного. Это разозлило Гохаку, он набросился на вождя, но люди стали бросать в него камни, и другие собаки племени набросились на него и растерзали Гохаку в клочья.


— Так в чем мораль этой истории? — спросила она у детей.


— Не кусать влиятельных людей? — предположила Дриса.


Алистер подавился пирогом. Бронвин пристально посмотрела на него.


— Не быть задирой? — сказал Конн.


— Правильно! — ответила Бронвин, ещё раз посмотрев на кашляющего Алистера. — Никогда не нужно кичиться своим превосходством. Сильный не должен обижать слабого.


— А если сильный человек был подлым, те, кто был слабее его, запомнят лишь это, — важно сказала Элвина и ткнула Конна локтем.


— Вы очень умные дети, — сказала им Бронвин. — Ты, Дриса, тоже права. Кусать влиятельных людей — плохая идея. Уверена, Скаут с тобой согласится.


Склонив голову набок, Скаут согласно заворчал. Бронвин рассмеялась:


— Ты ведь не стал бы кусать тэйрна Логэйна, правда?


Алистер ухмыльнулся:


— Пока он первым не укусит тебя.


Скаут счастливо залаял, полностью соглашаясь с его словами.


— Миледи, — застенчиво спросила Мерта. — Неужели вы собственными глазами видели тэйрна Логэйна?


Бронвин была счастлива поговорить о Логэйне, хотя её удивило странное выражение лица Алистера, когда она рассказывала о высоком росте Логэйна, его могучем телосложении, его густых, прямых чёрных волосах длиной почти до плеч, его пронзительных льдисто-голубых глазах, его благородном профиле и его сияющих сильверитовых латах.


Мерта призналась Бронвин:


— Я учила моих детей чтить Логэйна как героя, который спас нас от мерзких орлесианцев! И конечно же, почитать Создателя и его Пророчицу, — добавила она.


Старшая девочка, Дриса, захотела послушать о короле.


— Он молод и красив, — сказала ей Бронвин, улыбаясь. — У него золотистые волосы и золотая броня, а ещё он очень храбрый и добрый.


— А королеву вы видели? — спросила Дриса.


Бронвин покачала головой.


— Королева сейчас во дворце, в Денериме. Я не видела её несколько лет. Алистер, ты, должно быть, видел её не так давно, как я.


Алистер кивнул, слегка напрягшись.


— Королева. Ну, королева Анора довольно красивая. Она высокая и белокурая, и выглядит так, как и полагается выглядеть королевам.


— Она хорошая? — спросила Элвина.


Бронвин задумалась.


— У неё хорошие манеры и она очень умна, — призналась она.


— Вы оба столько всего видели! — поразилась Мерта. — Вы были в Денериме? Правда? — в ответ на их кивки она спросила: — Вы там родились? Я слышала, он больше, чем Лотеринг. Там сотни домов и тысячи людей! С трудом верится.


— В Денериме и правда тысячи людей, — уверила её Бронвин. — Но мы не оттуда. Алистер родился в Рэдклиффе, а я в Хайевере.


— Хайевер! — Мерта даже рот открыла от удивления, так же, наверное, она удивилась бы, услышав названия городов, вошедших в легенды — Минратоса или древнего Арлатана. — Это же рядом с Недремлющим морем!


— А море вы видели? — поинтересовался Конн.


Бронвин с удовольствием вспомнила один летний день у скал Конобара: бескрайний серый простор блестящего внизу Недремлющего моря, порывы солёного ветра, запах рыбы и крики чаек, горячее солнце на коже, стелющиеся по каменистой земле травы, и ощущение того, что она и Фергюс одни на краю света...


— Да, — улыбнулась она. — Я видела море. Но довольно разговоров! Маленьким Стражам пора немного поспать!


Дети засмеялись. Все, кроме Аннис, которая до сих пор не смотрела на неё.


Утром они собирались слишком долго. В конце концов, раздражённая Морриган уложила двух младших детей в повозку полуодетыми; Мерта в это время отмывала кастрюли и ложки. Но, по крайней мере, они вкусно позавтракали глазуньей и жареным картофелем с дикими травами. Мерта готовила хорошо, пусть и медленно. Поспав, семейство Гейл почувствовало себя лучше.


— Давай въедем в город в доспехах Серых Стражей? — предложила Бронвин Алистеру. — Может, тогда нам будут охотнее помогать.


— Я не против.


Алистеру нравилось носить тунику Стражей. А детей впечатлил его шлем. Крылья на нём были очень искусно сделаны.


— Мы едем в Лотеринг! — кричала Дриса своим сёстрам. — Мы скоро увидим город!


Дети забросали мать вопросами. Они никогда ещё не видели город, но их мать была там не один раз, а целых три, и потому считала себя сведущей в городских обычаях достаточно, чтобы подготовить детей.


Их компания увеличивалась по мере того, как по дороге им стали попадаться другие путники. Первыми к ним присоединились двое испуганных братьев Церкви, надеющихся стать невидимыми в своих плащах с капюшонами и пробирающихся вдоль низкой придорожной каменной стены, используя её как прикрытие. Стражей они встретили так, словно те были героями из легенд.


Затем они встретили семейство городских эльфов: муж, жена и хорошенькая маленькая дочка, несущие свой скарб на собственных спинах. Мерта и её дети изумлённо смотрели на эльфов, а Дриса подбежала к ним и дотронулась до маленькой эльфийки. Затем она бросилась обратно под укрытие повозки, довольная своим бесстрашием.


— Миледи, — мирно и смиренно обратился к Бронвин эльф. — Можем ли мы продолжить путешествие под вашей защитой? Мы не доставим вам хлопот.


— Конечно, можете.


Бронвин удивилась, как городские эльфы оказались так далеко на юге. Должно быть, работали при армии в остагарском лагере. Это было серьёзное решение, взять маленького ребёнка в военный лагерь, особенно если это эльфийский ребёнок.


Наверное, именно поэтому они его покинули.


Она заметила полные облегчения взгляды, которыми обменялись родители маленькой эльфийки. Они взяли девчушку за руки, и пошли позади отряда.


За её спиной Мерта прошипела Конну:


— Следи за этими остроухими. Вдруг они уведут у нас корову, как только мы отвлечемся!


В двух милях от города их обогнала пожилая пара с ручными тележками, там, где дорога начала плавный спуск в долину у реки Драккон.


— Там дальше по дороге бандиты, сэр, — предупредил Алистера старик. — Моего соседа недавно ограбили, когда он поехал в город! И избили вдобавок!


— Но вы сами держите путь в Лотеринг, — мягко заметил Алистер.


— Ничего не поделаешь, сэр, ничего не поделаешь. Мы не можем оставаться, Создатель не даст соврать. Мы взяли с собой немного пожитков, думали, что этого хватит, чтобы они нас пропустили. Но с вами и вашей благородной леди...


— Хорошо, — кивнул Алистер. — Двумя попутчиками больше, двумя меньше — не имеет значения.


— А где ваш сосед столкнулся с бандитами? — спросила Бронвин.


— Где-то в миле от города, на этой стороне реки. Думаю, скоро их увидим, если они не перебрались на более зелёную лужайку.


У лошадей есть ещё одна положительная черта. С их спины видно дальше. Бронвин и Алистер наблюдали за дорогой в поисках возможных угроз. И одна из них не заставила себя ждать.


— Вон они, — указал Алистер.


Бронвин тоже заметила мужчин, бездельничающих в некотором отдалении. Четверо... То есть пятеро хорошо вооружённых здоровяков, которым следовало бы находиться в армии. Они заблокировали дорогу перевернутыми телегами и разбросанными ящиками и бочками.


— Держитесь вместе и не отставайте, — сказала она своим подопечным. — Этих людей нам нечего бояться.


— Они идиоты, раз преградили нам путь, — согласилась Морриган.


Учитывая, что у них в отряде было четыре лошади и пятнадцать человек, Бронвин предполагала, что подстерегавшие их мужчины отойдут в лес и подождут более слабую добычу. Но, похоже, прошлые победы вскружили бандитам голову. Молодой привлекательный мужчина с хищным оскалом, по всей видимости, их главарь, смотрел на приближающийся отряд и затем вышел вперёд,


— Поднимайтесь, джентльмены! — позвал он. — Приближаются новые путешественники. И я бы сказал, у них весьма хорошенький предводитель!


Самый крупный из его подручных уставился на отряд и картаво пробасил:


— Эй, а эти не похожи на тех, д'угих. У этих есть б-большая собака. И лошади.


— Верно, лошади. Видели бы вы, как Трамплер вчера снёс голову гарлоку. — Алистер улыбнулся и изобразил руками взрыв. — Бах! Просто ужас!


Бандиты нервно отодвинулись.


— Нам повезло, что вы здесь, — сказала Бронвин. — Эта дорога просто ужасна. Чудо, что кто-то смог добраться до Лотеринга.


— Ну, мы кое-кого пропускаем время от времени, — ухмыльнулся главарь. — Если цена их устраивает.


— О, и кто же вы? Дорожный патруль?


— Да! — Усмешка вожака превратилась в ослепительную улыбку. — Вот именно! Мы дорожный патруль! Мы собираем пошлину на наши расходы!


— Замечательно. Мы Серые Стражи, и мы не платим пошлин.


— Се'ые Ст'ажи? — воскликнул картавый. — Это она! Это девчонка-Ст'аж! Она убила ог'а! Это о ней болтали тогда в таве'не!


Бандиты отступили чуть дальше. Улыбка вожака стала немного натянутой. Как и улыбка Бронвин. «Что за идиотское прозвище ко мне прилипло? Какой-то дурак-курьер сболтнул, а теперь о нём узнали даже эти подонки.»


Главарь посмотрел на неё с опасливым уважением.


— Девчонка-Страж, да? Героиня Остагара, как я слышал. Хорошо, давайте забудем о пошлине. Мы отойдём в сторонку, а вы поедете дальше сражаться с порождениями и убивать огров.


— Как только вы расчистите дорогу, — совершенно серьёзно произнесла Бронвин. Надо же было хоть как-то наказать их за то, что они произнесли это дурацкое прозвище.


— Ох, мы не совсем это имели в виду...


— Нет. Именно это вы и имели в виду. Я в ужасе от состояния дороги, которую вы патрулируете. Как через эти завалы будут пробираться армейские курьеры? А король? Такое безобразие мог учинить только предатель Ферелдена! Полагаю, что вы, как настоящие патриоты, расчистите дорогу. — Она достала кинжал и проверила его остроту. — Я жду.


Это было поразительно — как быстро весь мусор сгребли к обочине. Бандиты только что дорожные плиты не отполировали. Их главарь игриво усмехнулся и отвесил ей глубокий поклон. Бронвин жестом приказала отряду продолжить путь, а сама задержалась, чтобы переговорить с ним.


— Ты знаешь, — сказала она весело и доверительно, — я встречала много старых солдат. И среди них было много богатых ветеранов. И мне даже встречались богатые ветераны среди наёмников. — Она наклонилась к нему и мрачно ухмыльнулась. — Но я никогда не встречала старых бандитов. Никогда. Предлагаю тебе переосмыслить твои карьерные планы. На юге есть множество возможностей для честолюбивых людей. А если я снова встречу вас здесь за сбором податей, то могу неправильно понять ситуацию и сильно расстроиться.


— Верно, — медленно произнёс мужчина. — Старых бандитов нет.


— Да и среднего возраста тоже. Подумай об этом.


Она тронула поводья коня и послала его в галоп.


Здоровяк крикнул ей вслед:


— Ты действительно убила того ог'а? Это очень здо'ово!



* * *



— Вот он. Лотеринг: хорош, как на картинке, — сказал Алистер с волнением в голосе и оглянулся.


Бронвин подумала, что это и вправду милое местечко. Спустившись здесь с Имперского тракта, можно было попасть на зелёный луг, на котором уже стояли несколько палаток. Невдалеке виднелась довольно приличного размера церковь. Попасть к ней можно было перейдя по маленькому каменному мосту впадающий в реку Драккон ручей и миновав несколько глинобитных домов и прочих сельского вида строений. Вдалеке высилась мельница, построенная на скалистом холме. А ещё дальше, на небольшой возвышенности, росло огромное дерево и стоял большой каменный особняк с теснящимися вокруг него служебными постройками — не иначе, усадьба банна Сеорлика.


Она повернулась к их новым знакомым:


— Здесь вы будете в безопасности, храни вас Создатель.


Но ни ей, ни Алистеру не удалось уехать сразу. Все их спутники поочерёдно подходили, чтобы поблагодарить их. Конн захотел пожать им руки, а две старшие девочки решили на прощание потискать Скаута и поцеловать своих спасителей — Бронвин и Алистера, потому что Морриган, скорчив брезгливую мину, отказалась от их благодарности. Эльфы кланялись чуть ли не до земли. Пожилая чета весело помахала руками, а клирики благословили Стражей и поспешили под безопасный кров церкви.


— Ты мог оказаться на их месте, — Бронвин чопорно ткнула пальцем в Алистера. — Ты не думаешь, что совершил большую ошибку?


— Нет, — ответил он беспечным тоном. — Я теперь могу носить шлем с крыльями и ездить верхом. И, кроме того, я всё равно не стал бы клириком. Нет уж, меня обучали на храмовника, и я носил бы самую нарядную броню в Ферелдене, а не унылую церковную робу.


— О да, — протянула Морриган. — Теперь у тебя только шутки унылые.


— Огромное тебе спасибо, Морриган, за этот сеанс разоблачения!


Бронвин заметила, что в качестве оборонительных укреплений здесь выступала изгородь. Были ещё две деревянных смотровых башни, сейчас пустующих. Направив своего коня к спуску с тракта, она нахмурилась. Стражников у въезда в деревню не было, а непрочные ворота стояли распахнутыми настежь.



Количество зевак у ворот было куда больше количества стоящих повозок. Люди пришли посмотреть на вооруженных всадников, хотя это довольно обыденное зрелище в этих местах. Они шушукались, показывали пальцами, раздражая Бронвин и весьма отчётливо называя её...


— Это девчонка-Страж. Точно, видите — крылья?


Алистер рассмеялся.


— Я был бы более впечатлён, если бы у тебя были крылья.


— Смешно. А было бы удобно, мы могли бы летать вместе с Морриган. Давай поищем таверну и узнаем новости, прежде чем направимся к особняку.


В «Убежище Дейна» сразу стало ясно, что за заказанные напитки им никто заплатить не даст. Даже после приветствий и восхвалений, даже когда Бронвин вежливо поздоровалась, люди продолжали глазеть и улыбаться, что вселяло в Стражей тревогу, будто от них ожидали чего-то героического.


— Знаешь, если мы выпьем всё то, что нам выставили, то вряд ли сможем снова вернуться в седло.


— Пожалуй так, — согласилась Бронвин. Эль в «Убежище Дейна» был весьма хорош, да и всё остальное не хуже. Расположившиеся на балкончике менестрели наигрывали приятную мелодию.


Морриган, подняв брови в надменной истоме, изящно потягивала из кубка грушевое вино от восхищенно таращившего на неё глаза поклонника.


Даже Скаут устал от внимания и спрятался от него под столом.


— Сойди с моей ноги, грязная дворняга! — выругалась Морриган.


Только трактирщик Данал сохранял невозмутимость. Он подливал напитки, уговаривая остальных посетителей оставить в покое небольшой отряд, устроившийся за самым дальним столом.


Внезапно Алистер сказал:


— Дункан мог не пить — правда, мог, — но многие из Стражей большую часть времени были пьяны.


Морриган усмехнулась. Ещё одна кружка грушевого вина появилась перед ней.


— Жизнь трудна, — ответила Бронвин, больше своим мыслям, чем остальному. — Прошу прощения, — сказала она и направилась к стойке.


— Я надеялась услышать новости, — сказала она Даналу. — У тебя найдутся какие-нибудь слухи?


— Давай-ка посмотрим, — задумался Данал и подмигнул ей. — Хотите услышать, что болтают о Девчонке-Страже, что выиграла битву при Остагаре в одиночку?


— М... Не думаю.


— А как насчёт слухов о том, что она и тэйрн Логэйн собираются покончить с порождениями до Сатинальи? Говорят, они сдружились.


— Хм... — Она слегка улыбнулась своим мыслям, но покачала головой.


Трактирщик поджал губы, и продолжил уже серьёзнее.


— Ну, я слышал, что эрлесса Изольда, молодая жена-орлесианка эрла Эамона, изменяла своему мужу с его братом банном Теганом, и что это она отравила эрла, чтобы выйти замуж за любовника.


Бронвин от неожиданности протрезвела.


— Да что вы говорите?


«Конечно, это может быть такими же выдумками, как слухи обо мне».


— А ещё болтают, что на севере этот Рендон Хоу, эрл Амарантайна, сошёл с ума. Убил тэйрна Хайевера и его жену! Трудно поверить.


— Поверьте, — коротко сказала Бронвин.


— А ещё давно ходят неприятные слухи, что королева бесплодна. Говорят, это проклятье Создателя, за то, что возвели на трон простолюдинку.


— Это очень жестоко, — ответила Бронвин, не задумываясь, — и я не верю, что это правда.


— А что насчёт людей, исчезающих со своих ферм? — предложил Данал. — Просто взяли и исчезли, и никто не знает, куда они делись.


«Я знаю, куда».


— Спасибо за выпивку, но нам пора идти!


Бронвин обернулась и увидела молодую хорошенькую сестру-церковницу, преградившую ей путь. По её серьёзному, одухотворённому надеждой лицу, Бронвин поняла, что та хочет ей что-то сообщить.


— Мы должны идти! — повторила Бронвин специально для Алистера. Скаут уже был возле её ноги, Морриган быстро допила вино и ловко выбралась из-за маленького столика. Алистер проводил её кривой ухмылкой, но у двери они оказались почти одновременно.


— Знаете, — проговорил он, когда они оседлали своих лошадей, — я почуял запах жарящегося барашка. Уверен, если бы мы задержались, то нас бы угостили бесплатным ужином!


— Ещё угостят. В особняке, — сказала Бронвин. — Но, может, там хотя бы не станут так глазеть на нас.




URL записи