vedmachka.natalia
Мало обладать выдающимися качествами. Надо ещё уметь ими пользоваться.
25.10.2014 в 13:19
Пишет The Wardens:

Победа при Остагаре. Глава VII: Прощание с Остагаром
Название: Победа при Остагаре (Victory at Ostagar)
Автор: Arsinoe de Blassenville
Переводчики: St_Gojyo, Somniary, Кротик мой любимый, Lienin
Категория: Dragon Age
Рейтинг: R
Персонажи и пейринги: ж!Кусланд/Логэйн, Морриган/Андерс, Сурана/Зевран, Фергус/Анора, и многое другое
Жанр: гет, экшн (action), hurt/comfort, AU
Размер: 128 глав
Аннотация: Когда юная дочь Брайса Кусланда взобралась на башню Ишала и зажгла маяк, дав сигнал к атаке, Битва при Остагаре закончилась величайшей победой над порождениями тьмы.
Бронвин Кусланд, в одночасье потерявшая дом и семью — один из двух последних Стражей Ферелдена. Её главное оружие в предстоящей борьбе против порождений — найденные перед битвой древние договора о содействии, которые в случае Мора должны оказать долийские эльфы, гномы Орзаммара и маги Кругов Тедаса.

Статус: Закончен
Статус перевода: В процессе
Глава I: Поражённая громом башня
Глава II: Когда солнце взошло

Глава III: Полководцы Ферелдена
Глава IV: Погребальный костёр Стражей
Глава V: Король Кайлан даёт пир
Глава VI: Брат и сестра


Глава VII: Прощание с Остагаром


Фергюс чувствовал себя достаточно хорошо, чтобы поужинать вместе с ними за столом. Слуги накрыли на четверых: тэйрн, его сестра, Алистер и Морриган. Винн ушла, чтобы несколько часов отдохнуть, но собиралась вернуться и убедиться, что отходящий ко сну тэйрн чувствует себя хорошо. Дариэл, прислуживающий за столом, показывая заботу о тэйрне, принёс полезные и легкоусвояемые блюда, но еда оставалась вкусной и обильной.


Ужин прошёл тихо: когда Алистер затеял с Морриган перебранку, Бронвин тяжело посмотрела него, потом так же хмуро посмотрела на молодую ведьму. Они поняли, что настроена Бронвин серьёзно, и затихли. Морриган нашлось что сказать о глупости мира за пределами их шатра. Что-то было забавным, а что-то — слишком многое — увы, правдивым. Бронвин говорила мало, всё ещё прокручивая в голове дневные разговоры.


Если бы только отец был здесь! Он знал, как управлять всеми этими людьми, понимал и мог объяснить все их маленькие намёки в разговорах. Она многое от него узнала, но не всё, что ей требовалось.


После кузена Леонаса и эрла Уриена пришёл эрл Вульф и целая толпа баннов, рыцарей и капитанов — большей частью их собственных, рыцарей и капитанов Хайевера, и ни одному из них Фергюс не мог отказать во встрече.


Были и другие, конечно же. Она встретилась с братом бывшего опекуна Алистера.


Банн Теган показался ей очень приятным и толковым человеком, безусловно, он был красив, и выразил ей свои соболезнования очень деликатно. Если бы он не был младшим сыном с лишь одним крошечным баннорном, думала Бронвин, то её родители могли бы рассматривать его как будущего мужа для неё. Но он был младшим сыном и, конечно же, не рассматривался как партия для дочери одной из благороднейшей семьи Ферелдена. Ирония заключалась в том, что теперь сама Бронвин не рассматривалась как удачная партия для женитьбы. Иногда сложно было не жалеть, что Томас Хоу оказался беспробудным пьяницей. Выйди она за него, и быть может его отец не стал бы предавать Кусландов.


А быть может, Хоу всё равно предал бы их и вырвал тэйрнир для своего сына, прикрываясь именем Бронвин, и она бы до конца жизни оказалась связана с семьёй, убившей её родителей. Эту идею она обдумала вскользь и не собиралась больше к ней возвращаться.


Почему эрл Хоу сделал своим наследником Томаса, а не Натаниэля? Это загадка. Отец с матерью тогда были шокированы и разочарованы. Их семьи всегда были так близки, и Амарантайн находился по соседству с Хайевером. Мать всегда говорила, что нет смысла во внуках, если не можешь их увидеть. Но Натаниэля не видели годами. Последнее, что Кусланды о нём слышали, так это то, что он посетил семью в Вольной Марке. Конечно, Натаниэль был слишком сильным и напористым, чтобы без сомнений и вопросов принять действия отца. Если бы Натаниэль знал о планах Рэндона, беды бы не случилось, Бронвин была в этом уверена. Эрл Хоу, должно быть, давно готовил своё предательство и отослал Натаниэля подальше, пока не закончит начатое.


Банн Теган, конечно же, пришёл не ухаживать за ней, а выразить почтение её брату. Они разговаривали, и Бронвин видела, что Фергюсу Теган нравится, и что Алистер к нему очень привязался. Банн Теган беспокоился о собственном брате, эрле Рэдклиффа. Бронвин не очень хорошо знала эрла, так как он и её отец никогда не были политическими союзниками и Рэдклифф находился слишком далеко от Хайевера. Эрл присоединился к Логэйну, когда пять лет назад её отца хотели избрать королём. Этот союз, без сомнений, был основан на выгоде, так как тэйрн Логэйн не мог смириться с эрлессой Изольдой — орлесианкой, по слухам очень высокомерной и требовательной. Тем не менее, сейчас эрл болел, и надежда на его излечение была невелика.


Но из всех встреченных сегодня людей её больше всего интересовали, конечно же, тэйрн Логэйн и король Кайлан. Несмотря на то, что тэйрн был тестем короля и лучшим другом покойного короля Мэрика, Бронвин казалось, что эти двое не очень друг другу нравятся. Бронвин достаточно понимала в семейных отношениях, чтобы знать, что родственники не всегда должны нравиться друг другу: когда придёт беда, они всё равно встанут плечом к плечу против всех. И всё же, у неё не проходило ощущение, что во время всех этих бесед происходило кое-что ещё: молчаливая борьба за власть и контроль. Кайлан, без сомнений, считал себя равным в военной мудрости своему полководцу. Более чем равным, на самом деле, превосходящим его и в рождении, и в природном даре.


А что до Логэйна — возможно, он и любил короля Мэрика как брата, но Кайлан точно не король Мэрик. И быть может, в разочаровании и крылся корень всех бед.


Кайлан явно ожидал особого внимания со стороны Серых Стражей Ферелдена. В отношении Алистера такие ожидания Бронвин находила оправданными, но не в отношении себя. Алистер рассказывал, что король всегда был близок со Стражами: навещал их, пил с ними, делился историями. Она понимала, что будет слабой заменой Дункану, но не могла заставить себя подлизываться. Она ведь стала Стражем против воли, хоть и намерена исполнить свой долг. А её долг в сражении с порождениями тьмы. Не в игре в придворного льстеца. Для двух оставшихся Стражей было слишком много дел. Разведчики докладывали о наличии лишь отставших порождений тьмы. Большая часть орды отступила. Но она чувствовала их присутствие, это давило на её мысли, витало в её снах, предупреждало о том, что это лишь короткая передышка. Ей с Алистером необходимо отправиться в путь как можно быстрее.


И вот, она наконец это сказала.


— Фергюс, мне бы очень хотелось остаться подольше, но я должна уехать. Послезавтра, я думаю.


— Так скоро? — разочарованно протянул Фергюс. — Я надеялся, что ты останешься, пока я не приду в себя.


— Хотела бы, да не могу. Порождения тьмы не станут ждать. У меня ужасные предчувствия, и я хочу приступить к своим обязанностям как можно быстрее. Алистер, Морриган, вы будете готовы к выходу послезавтра?


Морриган пожала плечами.


— Мне всё равно.


Это было не совсем правдой. Ей нравились восхищённые взгляды и роскошь. Быть леди оказалось не таким нелепым делом, как заставляла верить её мать. Приятно отдохнуть от тяжёлой работы, повелевать, а не служить, красиво одеваться и получать милые подарки. Знатный вельможа относится к ней как к почётному гостю. Его сестра считает её своим другом. Люди смотрят на неё с уважением и незамедлительно исполняют просьбы. Очень приятно. Она возьмёт зелёное платье с собой. Никто не знает, когда представится возможность вновь его надеть.


— Ты права, Бронвин, — сказал Алистер, поддевая вилкой очередной кусок баранины. — Я понимаю, что ты имеешь в виду под этим — предвидением — или что это ещё может быть. — Он обезоруживающе улыбнулся Фергюсу: — Зловещая тайна Серых Стражей, предчувствие опасности. У Бронвин оно срабатывает моментально, или же она просто параноик. Но это тоже действенно.


Фергюс негромко засмеялся.


— Вам понадобятся кони. Выбирайте любых трёх, и в довесок я вам дам ещё здоровенного неваррского ломовика. Прекрасно подойдёт для вьючной лошади, а вы будете ехать быстрее, чем со всеми этими обозами.


— Да нам всего три лошади и нужно, — запротестовала Бронвин.


— Возьмите неваррца, — настаивал Фергюс. — Уверен, он вам пригодится. — Он приложил палец к брови. — Я вижу… По пути вы встретите орлессианского торговца шёлком и так пополните свой гардероб, что только самая большая лошадь Тедаса сможет увезти этот груз!


— Довольно! А то они подумают, что я такая же эксцентричная особа, как и Хайбрен Брайланд! — Бронвин разочарованно посмотрела на свою пустую тарелку. — Хотя платье мне точно не помешает. Алистер, что женщины-Стражи носят, когда не сражаются?


— Не знаю, — тряхнул головой Алистер, беря последний клин сыра. — Они всегда сражаются.


Фергюс фыркнул.


— Что ж, если вы собрались ехать, то езжайте. Набирайте союзников, а затем возвращайтесь сюда — ну, или туда, где в тот момент будет армия. Если нам удастся покончить с порождениями тьмы здесь, мы двинемся дальше. Может быть, на север. — И он умолк, задумчиво глядя в свой кубок.


Помолчав, Бронвин сказала:

— Не сочтите за грубость, но мне нужно поговорить с Фергюсом наедине.


Поскольку Фергюс был не в состоянии передвигаться, её просьба, без сомнения, относилась к Алистеру и Морриган. И они молча вышли из шатра.


После их ухода шатёр показался ей большим и до странности опустевшим. Бронвин ждала, чтобы Фергюс заговорил первым. И он мрачно произнёс:


— Никто из нас не заметил грозящей опасности. Как мы проглядели её? Отец был умным человеком.


— Кто мог ожидать подобного злодейства? Хоу притворялся не хуже Орлессианского барда. Но, в итоге, он сглупил, — мягко сказала Бронвин. — Ему это с рук не сойдёт. Если бы он напал на нас прошлым летом, когда все мы были дома, то, возможно, ему удалось бы задуманное. Он мог бы обвинить в этом торговцев или разбойников. Может, он сошёл с ума: до тонкостей продумал детали, а о последствиях не подумал. В последний раз, — Бронвин на миг замолчала, её глаза расширились от пришедшей на ум догадки, — в последний раз, когда я говорила с Делайлой, она сказала что-то о том, что её отец изменился. «Он не в себе», — так она сказала. Может, он заразился чем-то наподобие скверны. Или обезумел. Но наш отец этого не заметил, потому что выказать это стало бы для Хоу концом всего. Он должен был отменить свой план из-за Дункана. Он так удивился, встретив в замке Серого Стража. Он заметно растерялся. И если бы он был в здравом уме, то тотчас же отменил бы свой план.


— А может, он не мог этого сделать, — поморщившись, произнёс Фергюс, — Может, очутившись в замке, он больше не имел возможности связаться со своими людьми.


— Тем больше причин считать его дураком, — Бронвин хлопнула по столу ладонью. — Отец всегда говорил, что убить можно кого угодно, если убийца ради этой цели не пощадит и себя самого. Так и здесь. В плане Хоу был изъян, и это его уничтожит, в конце концов.


— Лучше бы это уничтожило его в самом начале, — покачал головой Фергюс. — А так он может взять сколько угодно денег и уплыть в Вольную Марку. Я очень, очень сильно хочу его убить. А потом нам нужно будет решить, что делать с остальными Хоу. Мы будем в своём праве, если потребуем лишить их имущества и земель в нашу пользу. Когда я думаю, что Орен… или Ориана…


— Ты прав, — спокойно согласилась Бронвин. — Если Делайла или Томас знали о его планах, то туда им и дорога. А если нет… То, может быть, со временем… Я не знаю…


В шатре снова стало тихо.


— И я не знаю, — простонал Фергюс, яростно утирая глаза тыльной стороной ладони. — Я не хочу быть чудовищем. Я не хочу наказывать невинных людей, но я хочу и отомстить. Я хочу, чтобы Хоу умер. Я хочу, чтобы он дрожал от страха, мучился угрызениями совести, а потом умер.


— Возможно, нам придётся удовольствоваться всего лишь его смертью.


— А ты теперь Серый Страж, — слабым голосом произнёс Фергюс. — Ты показала себя в лучшем свете перед королём, но я-то знаю, что ты горько разочарована. Ты была такой хорошей и терпеливой, и то, что в итоге всё это окончилось ничем, наверняка гнетёт тебя. Прости меня, Волчонок.


— Да. Но кто знает, что могло случиться? Отец согласился поговорить с ним о свадьбе, когда я войду в возраст — и если я к тому времени не передумаю — но ответ мог быть и «нет».


— А твои чувства не изменились после того, как ты увидела его спустя столь долгий срок? Он о тебе вроде бы хорошего мнения.


— Он обо мне хорошего мнения как о Сером Страже. И бессмысленно рассуждать на тему «что, если бы».


— Он всё равно слишком стар для тебя. Мама так всегда говорила.


— Нет, — поправила его Бронвин, — мама говорила, что в браке с Логэйном Мак Тиром меня будут ждать «определённые сложности», о которых я не имею понятия в силу своего слишком юного возраста.


— Но в итоге всё сводится к этому. Однажды и его настигнет смерть, и что тогда стало бы с тобой?


— Или же я могла умереть во младенчестве, не дожив и до года, как Дженнет Кендалл. Или погибнуть на охоте. Или утонуть в ванне. Или его могли убить в сражении. Или же мы все могли погибнуть во время Мора. Нельзя же жить, всё время ожидая худшего. Но об этом мы с отцом уже разговаривали, и он в итоге согласился со мной. А толку-то теперь. Давай больше не будем об этом говорить. Пора перевернуть эту страницу.


— Полагаю, это к лучшему, что ты скоро уезжаешь. Знаешь… Я тут думал о твоём приятеле-Страже… Алистер ведь дольше твоего в Ордене? А похоронную речь произносила ты, что вроде как делает тебя исполняющей обязанности Стража-Командора. Это из-за того, что ты, как всегда, ведёшь себя до невозможного властно, или же ты и правда главная в вашей команде?


— Кажется, Алистер не рвётся руководить. А дела требуют внимания — и срочного — и я не могу ждать, пока все остальные возьмут себя в руки. Он хотел, чтобы речь произнесла я. Он долгое время жил в Церкви — обучался на храмовника — а ты знаешь, что это налагает на человека определённый отпечаток. Он слегка — как бы это сказать — не хочет становиться главным. Так что, да, я командир, раз уж больше никто не захотел. Есть ещё кое-что, о чём ты должен знать. — Она понизила голос. — Я уверена в том, что Алистер внебрачный сын короля Мэрика.


Фергюс уставился на неё изумлённо и пробормотал:

— Ты полагаешь, что это, ну, правда? Я имею в виду — информация точна? Это же наверняка держалось в строжайшем секрете?


— Правда, — подтвердила Бронвин, наклоняясь к нему. — Он сам сказал мне, что он бастард, и что его воспитал эрл Рэдклиффа, который не является его отцом. А когда я спросила кто же тогда его отец, он ужасно смутился и не ответил. Да ты только посмотри на него и на короля, а после на них обоих, когда они стоят рядом. Король очень заинтересован в благополучии Алистера, а внешне они очень похожи друг на друга.


— И посмотрю. Не то, чтобы это было чем-то необычным, но всё-таки… — Он усмехнулся. — Король Мэрик был странным. Отец всегда говорил, что король был человеком обаятельным, замечательным и всё такое, но при этом странным. Казалось, ему не хотелось быть королём, и он только и искал повода, чтобы сбежать. И, конечно же, перекладывал на Логэйна самую тяжёлую ношу. А может, у тебя есть догадки и насчёт матери Алистера, о, провидица?


— Нет. Но она, скорее всего, не особенно знатного рода, раз уж это хранится в такой тайне. Можно подумать, король Мэрик стыдился его. Но Алистер хороший человек и отличный воин. Просто его учили держаться в тени. Да, пожалуй, это точное выражение. Тэйрн Логэйн почти не обращает на него внимания, будто не одобряет его. И это ещё один довод в пользу моей версии.


— Итак, ставшая Серым Стражем высокородная леди и принц-инкогнито присоединились к войску, чтобы спасти Ферелден от порождения тьмы? — Фергюс покачал головой, разрываясь между удивлением и беспокойством. — Сюжет, достойный слезливого орлесианского романчика. Добавьте ещё прекрасную отступницу для большего драматизма и верного мабари для местного колорита.


— И правда, похоже. Хотя мой опыт как Серого Стража пока ничуть не романтичен. Я рада, что ты так прагматично всё это воспринимаешь. Спасибо за лошадей, хотя я всё-таки заплачу тебе за них. Серые Стражи не нищие.


— Нет. — Фергюс перестал улыбаться. — Нет. Это мой подарок тебе. А ещё я оплачу необходимые тебе вещи и припасы. Это не много. Да ты хоть знаешь, сколько пришлось бы отцу потратить на твою свадьбу? Не важно, с кем? Сколько бы он заплатил за твоё свадебное платье и украшения — чтобы ты достойно смотрелась на празднике? Когда ты стала Серым Стражем, Кусланды дёшево отделались. И не скажу, что я рад этому.


***



Эрл Эамон из Рэдклиффа умер незадолго до рассвета.


Ошеломление сменилось скорбью. Эрл пользовался популярностью, был уважаем среди знати и почитаем подчинёнными.


Алистер услышал новости за завтраком и был потрясён. Он поднялся из-за стола и вышел из шатра, пробормотав что-то о поручениях и лошадях. Бронвин было собралась догнать его, но Фергюс поймал её за руку и покачал головой.


— Дай ему время, Волчонок.


— Он так много хотел сказать эрлу, Фергюс. Как я поняла, они поссорились, когда Алистер отправили в Церковь. Видимо, это случилось в то время, когда эрл только женился на орлесианке, а Алистер был слишком молод.


— Возможно, эрлесса подумала, что он сын эрла и невзлюбила мальчишку. Может быть, Эамон не доверил ей тайну. Если твоя теория верна, кто, по-твоему, об этом знает?


— Очевидно, что брат эрла — Теган. Король… Тэйрн Логэйн, конечно же. Возможно, больше никто. Нет, погоди, — она подумала. — Дункан знал. Обязан был знать. Он дружил с обоими королями и пошёл наперекор воле Владычицы Церкви, забирая у неё Алистера. Может, она тоже знала.


— Возможно, план состоял в том, чтобы отдать Алистера храмовникам и тем самым лишить его возможности завести детей, — Фергюс кивнул сам себе, обдумывая. — Так бы прервалась побочная ветвь Тейринов.


— Полагаю, да. Как по мне — это слишком жестоко, особенно после того, как Алистер признался мне, что ненавидел Церковь и не видел в ней места для себя.


— Что ж, получается, Дункан спас его — ради его же блага. Алистер, кажется, счастлив быть Серым Стражем.


Бронвин скривилась.


— Ему так лучше.


— «Лучше» кому? — спросила Морриган, выходя из отведённой ей части шатра. Как всегда, она выглядела потрясающе. — Милорд, — поприветствовала она Фергюса.


— Миледи Морриган, — ответил Фергюс смягчившимся голосом, — мы говорим об Алистере. Его бывший опекун, эрл Рэдклиффа, скончался сегодня ночью. Алистеру, по понятным причинам, весьма тяжело.


— Я имела в виду, — пояснила Бронвин, — что Алистер предпочёл выбрать жизнь Серого Стража, а не оставаться храмовником.


— А кто-то бы не предпочёл? — удивилась Морриган. — Итак, без сомнения, все сегодня будут заняты похоронами. Если не возражаете, я бы провела это утро за сбором трав. Прискорбно, но я уверена, что в нашем путешествии без целительных зелий не обойтись.




***


Кайлан всё никак не мог поверить, что его дяди больше нет, и в полном молчании сидел возле носилок с его телом, не проливая слёз. Костёр для кремации уже сложили.


— Это ужасно, — подытожил эрл Уриен. — Просто ужасно. Эамон был хорошим человеком.


— Это так, — согласился Логэйн. — Королю его будет очень не хватать.


— У него же есть сын? — поинтересовался Леонас Брайланд. — Его ещё не представляли на Собрании Земель, но, насколько я помню, мальчика зовут Коннор. Теперь бедному парню придётся приехать сюда, чтобы король подтвердил его право наследия. Он слишком молод, чтобы принять титул.


— Ему поможет Теган, — заявил Уриен. — Он хороший человек.


Эрл Вульфи пробормотал:

— Не хотел бы я оказаться на месте Тегана, когда он предстанет перед эрлессой Изольдой с урной вместо живого Эамона. У этой женщины острый язычок.


Отговорившись делами, Логэйн ушёл, морщась при мысли об орлессианской жене Эамона. Невзирая на все сплетни о связи Тегана и Изольды, он не верил, что эти двое, объединившись, смогут иметь тот же вес в политике, что и Эамон. Эамон во многом потворствовал своей жене, и всё же был в доме хозяином. Тегану придётся действовать хитростью и идти на уступки, если он захочет удовлетворить все неразумные требования орлессианки — при условии, что она вообще дозволит ему это. Рэдклифф больше не будет центром политической оппозиции, а Эамон больше не будет советовать Кайлану развестись с Анорой.


Очутившись в своём шатре, Логэйн открыл коробку с сообщениями и принялся перечитывать их. Это всего лишь вопрос времени — когда о магическом даре мальчика станет известно, и его отправят на обучение в Круг Магов. И после этого, как полагал Логэйн, эрлом Рэдклиффа станет Теган. Но Теган не похож на старшего брата — он не так консервативен и не склонен вмешиваться в политику. С эрлом Теганом из Рэдклиффа не будет проблем. Он разумный человек и хороший воин.


Маг выполнил задание. Это было мерзко и подло, но необходимо. Когда парень вновь объявится, Логэйн как-нибудь наградит его. Возвращению в Круг маг может предпочесть службу в где-нибудь армии, под другим именем…


А пока нужно подумать о Стражах. Или, по крайней мере, об одной из них, И вдруг в шатёр сунул голову один из охранников и со странной улыбкой сказал:

— Милорд, к вам пришли.


Заинтересовавшись, Логэйн поднялся из-за стола и выглянул наружу. У шатра сидел чёрный мабари Стража Бронвин и явно дожидался его.


— Ну, здравствуй. Тебя, кажется, зовут Скаут?


Пёс негромко гавкнул. Охранник усмехнулся:

— Милорд, он просто пришёл сюда и сел.


Это было даже забавно. Логэйн спросил у пса:

— Ты обходил дозором лагерь или же тебе просто что-то нужно?


Скаут залаял, потом повернулся, чтобы уйти, и через плечо посмотрел на Логэйна.


— Ты хочешь, чтобы я пошёл с тобой? Ну что ж, почему бы и нет?


До хайеверского шатра было недалеко. Скаут, довольный тем, что вожак людей оказался не полным придурком, одобрительно запыхтел и повёл его к своей хозяйке и её брату.


Логэйн застал Бронвин за работой, а её брата лежащим на кровати. Они смотрели на него, пока он шёл к ним.


— Логэйн! — воскликнул Фергюс. — Как это ужасно! Как там король?


— Всё ещё под сильным впечатлением. Это настоящее несчастье для него. Ты в состоянии присутствовать на кремации сегодня?


— Я буду там, — уверил его Фергюс. — Дохромаю как-нибудь с помощью моей доблестной сестры.


Девчонка улыбнулась брату и подошла, чтобы взъерошить ему волосы. Обычное проявление привязанности, но Логэйна это почему-то тронуло. С распущенными волосами, одетая в чёрный кожаный дублет и бриджи, она выглядела очаровательно. Он предположил, что она надела мужскую одежду, так как подумала, что ношение женской подорвёт её репутацию Серого Стража. Хотя неважно, что она надела мужскую одежду — та облегала её тело так, что перепутать её с мужчиной было невозможно.


Ведьмы и бастарда в шатре не было. Логэйн занял указанное Бронвин место и принял предложенный ею хайеверский чай. Который оказался тёплым и довольно приятным на вкус. Пёс самодовольно разлёгся у их ног.


— Что привело вас сюда, милорд? — спросила Бронвин.


— Ну, на самом деле, твой пёс, — усмехнулся Логэйн. — Пришёл к моему шатру и напросился в компанию!


— Скаут! — засмеялась девчонка, теребя пса за уши. — Какая наглость! — Она мило покраснела и улыбнулась Логэйну. — Должно быть, он услышал, как я упомянула вас в разговоре. Я сказала что-то насчёт того, что мне необходимо повидать вас перед отъездом. — Её улыбка угасла. — Я буду на сегодняшней кремации, но завтра уже отправлюсь в путь, как ни жаль мне оставлять Фергюса.


Фергюс притворился, что всецело занят своим чаем.


— Довольно странно. Мабари, конечно, умны, но не настолько, чтобы понимать имена тех, кто не является близкими родственниками их хозяина.


Бронвин постаралась принять равнодушный вид.


— Ну, просто Скаут умнее обычных мабари и знает всех. Правда ведь, умница моя?


Пёс согласно гавкнул. Логэйн усмехнулся:

— У меня был когда-то мабари. Её звали Адалла… Но это неважно. Раз уж я здесь, то скажи, что тебе было нужно от меня?


— Я подумала, что если у вас есть послания для Круга, я могла бы их отвезти, раз уж я еду туда. Или вы уже отправили гонца?


— Отправил. Но я собирался дать тебе королевский указ, который может помочь тебе при вербовке. Я напишу его немедленно. Может, пригодится. И раз уж ты выезжаешь так скоро, я прикажу снять копии с кое-каких карт. У меня есть отличная карта лотерингского баннорна, куда вы направитесь в первую очередь.


— Карты! — глаза Бронвин засияли в предвкушении. — Как любезно с вашей стороны! Я обожаю работать с картами и всегда чувствую себя уверенней, когда под рукой есть карта.


— Как и я. И ещё кое-что. Банн Сеорлик сейчас на севере, но он дозволил вам погостить в его владениях. Я передам вам письмо для его сенешаля, так что, вы сможете остановиться там, когда будете проезжать мимо.


— Прекрасно! Благодарю вас, милорд! Это гораздо лучше, чем шатёр. И для лошадей, конечно, тоже.


— Полагаю, с лошадьми тоже всё улажено?


— Я даю Бронвин четырёх коней, — кивнул Фергюс, — а вьючным будет неваррский ломовик. Алистер сейчас как раз пакует припасы.


Логэйн кивнул, прихлёбывая чай.


— …и хорошо, что лошади будут у них с самого начала. Хорошую лошадь трудно найти и она очень дорого стоит. Я подумываю заняться в Хайевере их разведением, как только всё это закончится.


— Недурная мысль. Это более надёжный способ для солдат получить лошадь, чем обкрадывать орлессианских торговцев.


Бронвин ухмыльнулась, когда двое мужчин принялись обмениваться историями о безнравственности подобных низких ухищрений. И, конечно же, все истории оканчивались победой Ферелдена. Фергюс заметил её ухмылку и рассмеялся.


— Вы только взгляните на неё! — кивнул он на Бронвин. — Она не верит ни единому слову!


Сложно было не рассмеяться в ответ.


— Я верю, верю! Ну, по крайней мере, стараюсь поверить. Может быть, уже завтра поверю.


«Приятные молодые люди, — подумал Логэйн, чувствуя себя более расслабленным, чем обычно, — во всяком случае, после вздорных, честолюбивых ферелденских придворных».


Из Фергюса получится хороший, если не отличный тэйрн, решил Логэйн. Он снова женится, конечно, и теперь его выбор невесты будет продиктован политической необходимостью. Его покойная жена была антиванкой королевского рода. Милая молодая женщина. Что ж, возможно со временем он утешится настоящей ферелденской невестой. Все благородные девицы — и их матери! — будут виться вокруг него волчицами.


А вот его сестра: девчонка-Страж. По его мнению, она обладает огромным потенциалом. Храбрая, умелая и умная. Как раз тот тип младшего офицера, который ему нравилось находить и обучать. Но как дочь тэйрна она бы никогда не стала младшим офицером и уж тем более его младшим офицером. Не стань она Серым Стражем, то начала бы свою военную карьеру адъютантом отца или брата. По праву рождения она рано стала бы командиром, конечно, если бы она вообще выбрала военную стезю. Без сомнений, Брайс готовил её к этому.


Что же, она и командовала — пусть и единственным Серым Стражем в Ферелдене. Но Логэйн ожидал, что скоро их будет больше.




***


Теган произносил прощальную речь над телом своего брата. Это была хорошая речь, и более искренняя, чем большинство подобных. Логэйн слушал с одобрением, соглашаясь с большинством похвал и радуясь, что наконец-то покончил с опасным соперником.


Многие пришли на кремацию, но далеко не вся армия. Логэйн цинично подумал, что Кайлан, должно быть, не стал произносить прощальную речь, опасаясь нелестного для него сравнения с зажигательным представлением Бронвин Кусланд. Речь Тегана, конечно, тоже не могла сравниться с ним.


Фергюс Кусланд, верный своему слову, тоже пришёл. Он был бледен, но настроен решительно. Поддерживаемый Алистером с одной стороны и Бронвин с другой, он, похоже, решил приложить все усилия и устоять на ногах, не испортив церемонию своим падением. Вскоре Теган окончил речь, он и Кайлан зажгли костёр, и бренные останки Эамона ярко осветили равнину.


— Я же сказал вам, — прошипел Кайлан сенешалю, — чтобы для тэйрна Хайевера нашли стул! К демонам ваш этикет!


Стул был тотчас же принесён, и Фергюса после недолгих уговоров и прямого королевского приказа усадили на него.


— Нет и нет, не желаю ничего слышать! — настаивал Кайлан. — Я рад, что ты здесь, и не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилось!


И хотя Бронвин ещё никогда не видела короля таким рассерженным, она признала, что с его стороны было очень любезно отдать этот приказ. Король, может, и без ума от Серых Стражей, но он также не забывает и выказывать предупредительность и щедрость по отношению к другим.


— Миледи.


Бронвин отвернулась от брата и увидела подошедшего к ней Тегана.


— Не сочтите за труд, — сказал он, слабо улыбаясь, — но не могли бы вы оказать нам любезность и стать нашим виночерпием на сегодняшнем бдении? К сожалению, ни у кого из нас здесь нет родственницы для соблюдения этой традиции.


— Почту за честь, банн Теган, — без промедления согласилась Бронвин.


Она снова оказалась в роли хозяйки похорон. Разливая вино и подавая бокалы королю и придворным, ей казалось, что она вернулась в ночь прощания со Стражами. Было сказано так много слов, и таким же тоном и теми же людьми. Незначительные различия смутили её, и Бронвин сосредоточилась на более значимом и — своём брате, сидевшем на складном стуле посредине всего, и служившего ей ориентиром, не позволяющим перепутать время и место.


— … и очень жаль, что учитель Коннора ушёл за день до нашего отъезда, — рассказывал Теган заинтересовавшемуся Логэйну. — Изольда, кажется, привыкла рассчитывать на этого парня. Он сослался на семейные обстоятельства… но, похоже, он просто устал от предъявляемых требований.


— …Бронвин уезжает завтра, — вздыхал Фергюс, беседуя с кузеном Леонасом. — Я буду скучать, но она действительно закусила удила…


— Орден Стражей должен быть восстановлен! — Кайлан выступал перед четвёркой восхищённых баннов. — Мы нанесли сильный удар, но ещё многое предстоит сделать!..


Алистер стоял молча. Бронвин подала ему чашу с вином и положила руку ему на плечо, подбадривая.


— Спасибо, — пробормотал он. — Странно, да? Тело эрла Эамона горит, а все говорят о своих планах и о своём будущем. Они вообще о нём не думают?


— Жизнь продолжается, Алистер. Так и должно быть. В конце концов, мы сами завтра двинемся вперёд, и наши жизни никогда не будут прежними.


Он глотнул вина и кивнул, долго смакуя вкус. Всё же, это было отличное вино.


— Вероятно, так, — согласился он и слабо улыбнулся. — Может быть, они станут лучше. Никогда не угадаешь.


А затем она оставила его, и Алистер смотрел ей вслед, улыбаясь.


Стоящий неподалёку Логэйн нахмурился. Он видел, как девчонка положила руку на плечо Алистера, и он прекрасно помнил, в какое опасное путешествие ввязались молодые Стражи. Он заметил, что Фергюс Кусланд тоже увидел жест сестры и подозвал бастарда. Логэйн сменил позицию, желая услышать отповедь.


Алистер наклонился над Тэйрном и покраснел от его слов:


— Тронешь мою сестру, — любезно улыбаясь, прошептал Фергюс, — и ты покойник!




***



Иногда Бронвин почти ненавидела ранние отъезды. Этот, возможно, был худшим из всех.


Запахи лагерных костров, грязной воды, ночных горшков и овсянки, прогорклого масла, псины и немытых тел поставили жирный крест на аппетите голодной Бронвин. А потом она подумала о предстоящем путешествии по охваченной войной стране без отца, матери или Дункана.


Нет. Она больше не зависит от взрослых. Она сама должна повзрослеть, готова она к этому или нет.


Алистер хороший друг, но не старше её самой. А если и старше, то только физически. Он видел в ней лидера. И Морриган тоже, несмотря на весь свой независимый внешний вид.


И нытьё об этом никому не поможет, включая её саму. Так что она заставила себя есть, улыбаться и непринуждённо болтать об их сборах и темпераментном массивном неваррце, кличка которого, как выяснил Алистер, была Трамплер.


— Что ты сделала с волосами? — нахмурившись, спросил Фергюс. — Так ты выглядишь как мать.


— Так шлем лучше сидит, — ответила ему Бронвин. — Или так, или придётся остригать.


— Не смей остригать! — в один голос воскликнули Алистер и Фергюс. Алистер тотчас же покраснел и торопливо вышел из-за стола. Фергюс откинулся на спинку стула и пристально посмотрел на юного Стража.


Бронвин тщательно подготовилась к походу. Пояс с зашитыми в него деньгами она надела под кольчугу. Восемьдесят два золотых усилили её броню на пояснице и животе. Более скромную сумму денег она положила в маленький кожаный кошель. Если его украдут, казну Серых Стражей это почти не затронет.


Пакет с драгоценными договорами она пришила к своей рубашке. Бронвин не хотела рисковать и потерять их, храня во вьючной сумке. Её карты и прочие необходимые предметы были под рукой. Другая сумка была набита письмами от оставшихся при армии магов, которые она взялась передать их друзьям в Круге. Бронвин подумала, что Винн, должно быть, написала каждому обитателю цитадели Кинлох.


Ей показалось, что Морриган выглядит слегка задумчивой. Её новые наряды занимали дополнительный тюк, который присоединился к общему багажу и дожидался, когда его положат на широкую спину Трамплера.


— Ты уж точно не будешь скучать по лагерной жизни, — заметила Бронвин.


— Зато я буду скучать по пище, которую готовили другие, не я, — колко ответила Морриган. — И по остальным занятиям, которые за меня выполняли другие: по разожжённому костру, подогретой воде и принесённому хворосту.


— Должно быть, тебе судьбой предназначено стать леди, — предположил Фергюс. — Я вот тоже не люблю готовить.


— Фергюс ужасно готовит, — сказала Бронвин Морриган. — Он ухитряется даже спалить воду!


Морриган задумчиво посмотрела на Фергюса.


— Не думаю, что это характеризует его как тэйрна Хайевера с худшей стороны. Он наверняка хорошо исполняет другие, более важные обязанности.


— Стараюсь, — серьёзно согласился Фергюс.


Тюки были приторочены, лошади осёдланы, путешественники полностью экипированы. Морриган и Бронвин договорились, что Морриган обернётся соколом в шатре, а Бронвин её вынесет, чтобы не вызывать лишних сплетен.


Но разговоров избежать не удалось. Фергюс удивлённо поднял брови, когда Бронвин вышла из шатра с желтоглазым соколом на плече.


Он подошёл ближе и прошептал:


— Миледи Морриган?


Птица наклонила голову и принялась чистить клювом перья. Бронвин постаралась не рассмеяться.


— Это самое удивительное из всего, что я когда-либо видел, — сказал Фергюс. — Я очень рад, сестра, что у тебя появился такой могущественный и находчивый друг. — И добавил: — А вы, миледи, в обличье птицы прекрасны не менее, чем в обличье женщины.


Бронвин ещё никогда не видела, чтобы птица выглядела самодовольно. Остальные тоже подошли попрощаться с ними и выразить своё восхищение новым питомцем Стража Бронвин. К счастью, большинство из них знали, что не стоит касаться руками охотничьей птицы. Меньшинство — как, например, эрл Уриен — получили предупредительный щипок мощным клювом. Скаут воспринял их странно выглядящего спутника с умеренным любопытством, а затем отвлёк внимание части посетителей на себя. Леонас Брайланд подарил Бронвин серебряную фляжку с тевинтерским бренди. Ей показалось, что она сможет опорожнить её одним глотком.


Пришедшая попрощаться Винн смотрела на сокола осуждающе. Игнорируя Морриган, она положила ладонь на руку Бронвин.


— Будь осторожна, моя дорогая. Будь храброй, но не самоуверенной.


— Всё как в легендах! — засмеялась Бронвин и склонилась, чтобы поцеловать чародейку в щёку. Птица протестующе взмахнула крыльями.


Фергюс двинул бровью и пророкотал:


— Чтобы кровь ваших сердец не остыла…


— Этой присказки я не знаю, — сказал Алистер, подтягивая стремя. — Обещаю надоедать тебе до тех пор, пока ты не скажешь её всю.


Пришли ещё солдаты, желавшие попрощаться с ними.


— Это она! Это девчонка-Страж!


Сержант Дэрроу пришёл вместе со «Щитами Мэрика» и передал Бронвин свёрток.


— Это пирог, Страж! Танна испекла. Уверен, вы его особенно оцените где-нибудь в чужой земле!


— Он со сливами, Страж, — застенчиво сказала Танна. — Отец научил меня печь такие.


— Сливовый пирог? — улыбнулась Бронвин молодой женщине. — Если ты можешь испечь пирог в походных условиях, то я просто вынуждена объявить Право Призыва!


Толпа заволновалась, и сквозь шум до Бронвин донёсся знакомый взволнованный голос короля.


— Они уезжают! Гляди, Логэйн! Они уезжают!


Толпа расступилась, пропуская короля Кайлана, который чуть ли не подпрыгивал от избытка чувств. Бронвин, а за ней и Алистер, преклонили колено в знак уважения. Сокол лениво перелетел на спину Трамплера.


— Нет-нет! Не нужно! Стражи ни перед кем не склоняют колен! — Кайлан поднял Бронвин на ноги и пожал ей руку. Он также дружески пожал руку Алистеру и хлопнул его по закованному в броню плечу.


— Храни тебя Создатель, брат, — шепнул он, поймав взгляд Алистера. Он опять повернулся к Бронвин и сказал во всеуслышание: — Наши надежды пребывают с вами, Стражи, и я полностью уверен в вашем успехе!


— Благодарю вас, ваше величество! — сказала Бронвин, слегка ошеломлённая пылкими пожеланиями. Её взгляд неумолимо притягивали яростно сверкающие льдистые глаза тэйрна Логэйна, молчаливо стоящего перед ней.


В уме у неё теснились тысячи слов, которые она хотела сказать ему, но ни одного из них сказать было нельзя.


Логэйн отрывисто произнёс:


— Удачи в битве, Страж.


— Милорд, — ответила она. Её бросило в жар. Она едва смогла надеть шлем и сесть в седло. Фергюс, её бледный и слабый дорогой Фергюс, подошёл к ней и пожал её руку, и она ощутила его пожатие даже сквозь толстую кожаную рукавицу. Она наклонилась и поцеловала его, породив в толпе сентиментальные и одобрительные шепотки, шелестящие, будто прибой у скал Конобара.


Бронвин глубоко вздохнула, отпуская всё, что связывало её с этим местом и прошлой жизнью. Она пришпорила лошадь, и Стражи тронулись в путь. Морриган взлетела ввысь вспышкой белого и коричневого, безнадёжно стремясь к солнцу.


Логэйн наблюдал за их отъездом, желая девчонке успеха. Она была слишком молода для такой ноши, хотя и не моложе, чем был он сам, Мэрик и Роуэн, бросившие вызов орлесианской империи.


— Но… Я думал… — Кайлан удивлённо огляделся. — А как же другая девушка? Я думал, она едет с ними?


— Морриган? Да, ваше величество, — спокойно сказал Фергюс, — она едет с ними.


— Но… не может быть? — Внезапно поняв, что хотел сказать Фергюс, Кайлан округлил глаза и расплылся в улыбке. — Это правда? Знаешь, Фергюс, жизнь иногда очень сильно похожа на сказку…


Логэйн закатил глаза, и, коротко кивнув обоим молодым людям, широкими шагами удалился навстречу очередному неминуемому делу.


Толпа разошлась. Удаляющийся топот копыт всё тише отдавался в древних камнях Имперского тракта, сопровождаемый заунывным прощальным криком сокола.




URL записи