00:00 

vedmachka.natalia
Мало обладать выдающимися качествами. Надо ещё уметь ими пользоваться.
27.07.2013 в 02:14
Пишет Shep.:

Tears Into Wine ~ Garrus/Shepard. Глава 19 (2/2)
UPD: глава 19, часть вторая.



Название: «Tears Into Wine»
Авторы: главы 1-17 — Shep. & C-SEC Hothead, главы 18-... — Shep.
Категория: Mass Effect
Рейтинг: R
Персонажи и пейринги: Гаррус/фем!Шепард (основной), Кайден/фем!Шепард (в упоминаниях); Кайден, Лиара, Рэкс, Тали, Миранда, Джейкоб, Мордин, Джек, Грант, Самара, Тэйн, Легион, Заид, Касуми, Джокер, СУЗИ, Келли.
Жанр: action/adventure, angst, het, humor, missing scene, romance.
Размер: макси.
Аннотация: Пост-Горизонт. События игры под соусом :)
Предупреждения: смерть аквариумных рыбок. С перерождением!
От авторов:

1) Прежде всего — данный фанфик не является AU, пересказывая основной сюжет второй части игры после миссии на Горизонте. Фактическая достоверность соблюдена, но некоторые диалоги расписаны/чуть изменены в силу того, что читать текст, сухо повествующий о том, во что мы все играли не особенно интересно. Мы постарались максимально разнообразить (в пределах разумного) повествование. "Пропущенные сцены" присутствуют. В большом количестве :)
2) Фанфик не имеет ничего общего (кроме пейринга) с одноимённым клипом и создавался не под впечатлением от оного.
3) Большинство глав носят названия композиций из саундтрека. Не все из них стоит понимать в буквальном смысле.
4) В одной из глав встречается POV (Point of View). Это сделано с целью показать ситуацию со стороны конкретного персонажа и/или продемонстрировать одного персонажа через призму взгляда другого. Текст максимально адаптирован под основное повествование. Вполне вероятно, что эта глава будет не единственной.
5) Для лучшего восприятия Шепард оставлена безымянной, однако у неё четко фиксированные предыстория и психологический портрет: Скиталец (Космонавт), Герой войны. Класс: Разведчик.

Статус: в процессе.







PARTS I-III
PART IV
PARTS V-VI
PART VII
PARTS VIII-IX
PART X
PART XI
PART XII
PART XIII
PART XIV
PART XV
PART XVI
PART XVII
PART XVIII. REFLECTIONS. NEW!
PART XIX. THE END RUN (1/2) NEW!


PART XIX. THE END RUN (2/2)



Последующие десять минут прошли в несколько суматошном, но всё-таки отдыхе. Какой бы неумолимой ни была спешка, команде нужно перевести дух. Они проделали едва ли половину пути и, к счастью, обошлись без серьёзных ранений (если не считать Легиона), но длительность перестрелок и сопутствующий им стресс съели большее количество сил, нежели иная высадка. Шепард понимала, что отдых в данном случае — не прихоть, а необходимость: чем больше они сохранят сил, тем эффективнее будут сражаться. Ей потребовалось немало времени, чтобы прийти к подобному пониманию. Андерсон не раз называл Шепард трудоголиком, и в его словах было зерно истины. Будучи требовательной к себе — и другим — она частенько пренебрегала едой и сном. События последних месяцев заставили её пересмотреть свои взгляды. Было бы ложью сказать, что этому не поспособствовал Гаррус.

Замена батареи для щита оказывается не таким-то простым занятием. Пальцы, до этого сжимающие винтовку, так и остались в полусогнутом состоянии, и Шепард приходится приложить немало усилий, чтобы вернуть им былую подвижность. Её руки немного дрожат, и попытка отстегнуть нагрудник превращается в настоящее мучение*.
— Помочь? – спрашивает Гаррус.
— Если тебе не сложно.
Остановившись позади, он принимается менять севшую батарею на новую, и Шепард признаёт, что выходит это быстрее и проще, чем получилось бы у неё.
— Спасибо, – благодарит она по окончанию процесса.
— Знатно вас потрепало, – замечает Гаррус.
— Не повезло с маршрутом, – пожимает плечами Шепард. – Укрытий практически не было.
— Не подумай, что я ставлю под вопрос твою компетентность, – поспешно поясняет Гаррус. – Это было сочувствием. Я рад, что никто не пострадал.
— Хочется верить, что дело не только в везении, но и в наших умениях. А если не в них, будем надеяться, что удачи хватит до конца миссии. Маловероятно, конечно, но…
— И после этого я — пессимист, – усмехается он, а потом кладёт руку ей на плечо и легонько сжимает — она не чувствует это из-за наплечника, но видит. – Не волнуйся, – мягко говорит он. – Мы справимся. Мы всегда справляемся.
Шепард накрывает его ладонь своей.
— Капитан? – зовёт Джейкоб по коммуникатору. – Разведгруппа на связи.
— Докладывайте, – требует Шепард, мгновенно возвращаясь в модус капитана — внимательного и собранного.
— Там… – начинает Джейкоб, но прерывается, и ей кажется, в данный момент он непременно качает головой. – Нет, Вам лучше увидеть это самой.
— Уже идём, – отзывается она и разворачивается, окидывая взглядом остальную часть команды. – Эй, народ! На выход.

Находкой разведгруппы оказывается просторный, погружённый в полумрак зал, до самого потолка заполненный уже знакомыми им капсулами. Внутренне похолодев, Шепард подходит ближе; шаги отдаются негромким, мгновенно тающим эхом. Некоторые контейнеры оказываются заполненными, но людей едва ли больше сорока — ничтожный процент от общего количества похищенных. Присмотревшись, она замечает, что все они дышат. Живы. Ни один из них не реагирует на появление в зале посторонних: склонив головы и опустив веки, они спят глубоким спокойным сном.
— Я знаю эту форму, – говорит Гаррус. – Я видел её на Горизонте.
— Похоже, это некоторые из пропавших колонистов, – кивает Миранда.
— Капитан! – зовёт Джейкоб. – Здесь больше!
В капсулах на другом конце зала Шепард обнаруживает членов её собственного корабля. Поначалу ей кажется, что она обозналась — в конце концов, это слишком хорошо, чтобы быть правдой — но протерев толстое стекло контейнера, она убеждается, что в нём действительно доктор Чаквас.
— Давайте придумаем, как вытащить их отсюда, – предлагает она.
Даже осмотрев капсулу со всех сторон, Шепард не удаётся найти ни кнопки, ни рычага для её открытия. Массивная, в два человеческих роста, она кажется монолитным куском не то камня, не то хитина или иного органического материала. Если Коллекционеры сумели поместить людей внутрь, значит, их можно оттуда вытащить. Взявшись обеими руками за крышку, Шепард толкает её вверх. Ладони скользят — поверхность контейнера оказывается влажной. Расставив ноги и стиснув зубы, она предпринимает ещё одну попытку, как вдруг замечает, что колонистка в соседней капсуле приходит в себя. Поворачивая голову, она неверяще оглядывает помещение, останавливает взгляд то на одном, то на другом члене отряда, а потом широко распахивает глаза и раскрывает рот в крике.
— С Вами всё в порядке? – спрашивает Шепард. – Вы ранены?
Женщина не успевает ответить. Не проходит и секунды, как на её лице начинают возникать кровавые рубцы. Углубляясь и расширяясь, они превращаются в страшнейшие язвы, захватывая всё большее количество кожного покрова — пока его не остаётся вовсе. Ямки появляются на её плечах, руках, ладонях, которыми она ударяет в стекло, и происходит это так быстро, что едва фиксируется взглядом. Ещё мгновение — и колонистка в прямом смысле исчезает, растворившись в поймавшей её ловушке.
— О, Боже, – вырывается у Шепард. – Открывайте контейнеры! Сейчас же!
Стряхнув невольное оцепенение, её товарищи мигом бросаются вызволять пленников. То тут, то там начинают просыпаться другие, и зал заполняют их приглушённые крики. Это подстёгивает поторопиться — каждая секунда промедления может стоить кому-то жизни.
Вооружившись кстати прихваченной винтовкой Коллекционеров, Шепард бьёт прикладом стекло — раз, третий, пятый, пока оно, наконец, не поддаётся. Опустив колониста на пол — настолько аккуратно, насколько позволяет спешка — она принимается за спасение остальных. Осколки расчерчивают красным их не защищённые бронёй тела, но это — думает Шепард — малая плата за свободу. Ошарашенные и испуганные, они не прекращают кричать и поскуливать — их голоса сливаются в один, душераздирающий и жуткий. В ушах Шепард звенит.
Когда всё заканчивается, она понимает, что им удалось спасти чуть больше половины. Она не знает, радоваться или огорчаться такому количеству — больше, чем она боялась, но меньше, чем надеялась. Доктор Чаквас в её руках обмякает, откидывая голову, и Шепард осторожно опускает её на пол.
— Доктор Чаквас? Карин? – зовёт она. – Это я, Шепард. Вы слышите меня? Вы в порядке?..
— Вы пришли за нами, – отзывается доктор слабым, но благодарным голосом. Создаётся впечатление, что со времени их последней — и недавней — встречи она стала в два раза худее: скулы, кажется, вот-вот прорвут неестественно бледную кожу.
— Разве могло быть иначе? – отвечает Шепард, придерживая женщину за плечи. – Вы ранены?
— Нет. Нет…
— Слава Богу, вы успели, – говорит Келли, крупно дрожа всем телом. – Ещё несколько секунд и… Даже думать об этом не хочу. – Гулко сглотнув, она обхватывает себя руками.
— Кажется, наши друзья догадались, что мы нашли их маленькую комнату пыток, – хмыкает Гаррус. – И решили поторопиться.
— Что они делают? – спрашивает Шепард негромко и поднимается на ноги.
— Нас хотели… переработать, – отвечает ей один из спасённых колонистов; несмотря на юный возраст, его волосы полностью седы, и Шепард догадывается, что послужило тому причиной. – Мы видели, как это произошло с остальными. Их тела… растворились. Превратились в жижу. Потом мы… уснули.
— Это было ужасно, – выдавливает из себя Келли и закрывает лицо руками — пережитый шок оборачивается слезами. Опустившись рядом с ней, Касуми легонько гладит её по спине.
Запрокинув голову, Шепард видит, что к потолку помещения тянутся толстые металлические трубы. Проследив их направление, она понимает, что те напрямую соединены с контейнерами — должно быть, именно таким образом Коллекционеры переправляли жижу… Куда? И зачем?
— Что они делают с наши генетическим материалом? – спрашивает она, не надеясь на точный ответ.
— Мы не знаем, капитан, – отзывается Чаквас. – Я просто рада, что Вы успели, до того, как…
Она не находит в себе сил продолжить.
Шепард понимает, что если на базе и находились иные залы с пленниками, теперь немного смысла отправляться на их поиски. Гаррус абсолютно прав — Коллекционеры решили сыграть на собственном преимуществе, лишив возможности сорвать их планы. Остальные колонисты наверняка оказались переработаны — если не раньше, то парой минут назад. Возможно, это и отдаёт малодушием, но база слишком велика, чтобы тратить время на поиски. Ещё одним осложняющим фактором служит наличие в их команде невооружённых и незащищённых людей, в то время как количество противников заметно превосходит их числом. Если Коллекционеры и не знают, где конкретно они находятся, то скоро узнают, и тогда миссия превратиться в кровавую баню с неизбежными потерями среди гражданских.
— Ладно, бойцы, – говорит Шепард, окидывая взглядом команду. – У нас ещё уйма работы. Пока мы справляемся неплохо. Нам везло, но не стоит рассчитывать, что так будет всегда. Будьте готовы к худшему. Джокер, можешь дать расклад по нашей позиции?
— Так точно, капитан, – отзывается пилот. – Трубы ведут в рубку управления прямо над вами. Путь преграждает защитный шлюз, но я вижу ещё одну камеру, идущую параллельно с вашей.
— Значит, туда мы и отправимся.
— Не рекомендую, – вмешивается в разговор СУЗИ. – Тепловое излучение сигнализирует о том, что камера переполнена роями ищеек. Контрмеры Мордины не помогут против такого количества.
— Нас просто разорвут на части, – кивает Шепард.
— Может, и нет, – подаёт голос Самара. – Я могу создать биотическое поле, чтобы держать ищеек на расстоянии. Теоретически, любой биотик может. Всех защитить не получится, но небольшой отряд имеет шанс прорваться — если будет держаться рядом.
— Годится, – отзывается Шепард. – Джек, ты проведёшь нас внутрь.
— Я? – непритворно удивляется та.
— Ты. Твой биотический потенциал, бесспорно, может дать фору любому другому биотику — даже матриарху асари. Если кто и может сгенерировать сильнейшее защитное поле — это ты.
— Но я никогда не… А, чёрт. Ладно.
— Миранда, Самара, – Шепард по очереди оборачивается к названным. – Вы идёте с нами. Ваши умения пригодятся в случае форс-мажора.
— Так точно, капитан, – отзывается Лоусон. – Если Джек не справится, мы подхватим эстафету.
— Не дождёшься, чирлидерша, – отзывается вышеупомянутая, не сдерживая желания показать татуированный средний палец.
— Гаррус, – продолжает, тем временем, Шепард, – ты возглавишь второй отряд. Ваша задача — отвлечь внимание врага, пройдя через главный вход. Мы откроем двери с другой стороны.
— Понял, – отзывается Гаррус, деловито кивая. – Мы займём их, чтобы вы могли проскользнуть.
— Значит, осталась лишь одна нерешённая проблема, – говорит Миранда.
— Мы, – кивает Чаквас. – Что нам делать, капитан? Мы не способны сражаться.
— Я способен! – заявляет Донелли, выставив вперёд руки на манер боксёра.
— В твоих мечтах, Кеннет, – закатывает глаза Гэбби.
— Капитан? – звучит в наушнике голос Джокера. – Мы реактивировали достаточное количество систем, чтобы подхватить экипаж и колонистов, но вам придётся вернуться. Коридоры немножко узковаты для нашей птички.
— Возвращаться? – хмурит брови Джейкоб. – Сейчас, когда мы зашли так далеко?
— Он прав, – соглашается Шепард. – Но одни вы тоже не справитесь — значит, нужно отправить кого-то с вами.
— Я отведу клан домой, – басит Грант, ударяя кулаками друг о друга.
— Нет, Грант. Твои сила и выносливость пригодятся нам. Касуми, Легион — эскорт на вас.
— Вот и пришло моё время, – усмехается Касуми. – Джокер, сообщи координаты места посадки.
— Передаю, – отзывается тот.
— Итак, – резюмирует Шепард. – У каждого есть работа. Не будем мешкать.
— Мы выр-ражаем пож-ж-желание пр-успеть…
— Спасибо, Легион, – улыбается она и, махнув рукой, первой трогается в путь.


***


Каким бы это ни было странным, но чем дальше, тем легче кажется миссия. Чем чаще тебе приходится сталкиваться с трудностями, тем проще приспосабливаться. Программа N7 — выматывающая, сложная, бескомпромиссно жёсткая — научила этому на пять с плюсом. Научила она и простой, но важной истине: как бы благополучно не проходило задание, не расслабляйся. Спи, прикрыв один глаз, слушай, подмечай, будь готов к неожиданностями. Именно поэтому Шепард не обманывает себя, рассчитывая, что всё пройдёт без сучка и задоринки. «Готовься к худшему, – сказал ей как-то Гаррус. – Так всегда остаётся шанс для маленького приятного сюрприза». Со временем она начала понимать, в чём плюс подобного пессимизма. Даже сейчас, после утомительного, но благополучно преодолённого участка пути, Шепард не позволяет себе расслабиться — лишь скупо, но искренне хвалит Джек, похлопывая её по плечу. Та, конечно, уворачивается.
— …ты слышишь? – раздаётся в наушнике голос Гарруса, искажённый помехами. – Шепард, отвечай же. Где ты?
— Вас слышу, – отзывается она. – Доложите позицию.
— Они прижали нас у двери. Мы под плотным огнём.
Шепард срывается с места. Она слышит, как гулко бьётся её сердце — в самом горле. По позвоночнику ползёт липкая, холодная, впивающаяся в мышцы тревога. Она знает это ощущение, и обычно оно не приносит с собой ничего хорошего. А значит, надо поторопиться.
— Мы идём! – кричит она. – Только держитесь! – «Пожалуйста». – Кто-нибудь, откройте дверь!
Миранда бросается к консоли. Парой мгновений спустя створки расходятся в стороны — на взгляд Шепард, вдвое медленнее, чем должны бы — и отряды воссоединяются, сливаясь в один. Они выстраиваются в шеренгу — по наитию, без приказа, безукоризненно подлаживаясь под ситуацию. Склонившись к прицелу, Шепард снимает одного врага за другим — быстро и чётко. Рядом с ней падает на колено Тэйн; голень его окрашивается кровью, почти чёрной на тёмной ткани. Опустив дробовик, Грант оттаскивает раненого в сторону, на ходу активируя подачу медигеля.
Когда всё заканчивается, Шепард опускается на пол и позволяет себе перевести дух. Только сейчас она осознаёт, что её лёгкие до сих пор горят после длительного забега под куполом Джек. В висках стучит, и она снимает шлем, принимаясь массировать их; в подушечки пальцев отдаётся лёгкая пульсация. «Шепард?», – зовёт её Тали, и она оборачивается. Взгляд тотчас обращается к Гаррусу — опустившему голову, замершему… сомкнувшему пальцы на животе. Шепард оказывается подле него быстрее, чем успевает моргнуть.
— Как плохо? – спрашивает она, касаясь его плеча. Подняв взгляд, Гаррус смотрит в её глаза — молча, как будто недоумённо, а потом разводит жвалы в стороны и отнимает руку от живота. Броня под ней оказывается совершенно целой. Шепард понимает, что последние несколько секунд забывала вдохнуть.
— Умеешь ты испугать, – говорит она, толкая его в бок.
— Я и сам испугался, – усмехается Гаррус, ловя её за руку и переплетая их пальцы — из-за разницы в количестве получается не очень. – Я бы, скорее, примкнул к Жнецам, нежели подставил под удар твою миссию.
— Нашу миссию, – машинально поправляет его Шепард и разрывает тактильный контакт. Не то, чтобы она стеснялась демонстрировать отношения на публике — что-то подсказывало ей, что если не все, то многие в курсе вспыхнувшего между ними романа — но сейчас она прежде всего командир отряда, а значит должна вести себя соответствующе. Время для нежностей будет позже.
Непременно будет.
— Примкнуть к Жнецам, нежели ставить под удар миссию… – медленно проговаривает она. – Тебе не кажется, что в этой фразе есть некоторое противоречие?
— Это всё стресс, – отзывается Гаррус. – Лишает логики.
— Что ж, плохо, потому что сейчас наши головы должны быть как никогда ясны.
— Я не подведу.
— Я знаю, – кивает она, неосознанно подаваясь к нему. – Я бы не простила себе, окажись ты ранен, – говорит она, понижая голос — словно сообщая сокровенную тайну. – Ведь ты надел броню по моей прихоти.
— Если бы это и случилось, вина была бы на Коллекционерах, – говорит Гаррус и легонько встряхивает её за плечи. – Приободрись. Мы всё ещё живы и можем сражаться.
— Большая часть нас, – отзывается Шепард и, кивнув на прощание, отходит прочь.
Ранение Тэйна оказывается серьёзным: выстрел противника повредил мышцы и сухожилия, превратив ногу в балласт. Медигель герметично закрыл рану и снизил боль, но этого, разумеется, недостаточно — Тэйну нужен врач.
— Прости, Шепард, – говорит он, почему-то улыбаясь. – Кажется, я не смогу идти за тобой дальше.
— Не сможешь — понесём.
— Я лишь замедлю ваше продвижение. Оставьте меня.
— Мы никого не бросаем, – отрезает она, поднимаясь с корточек. – Джокер?
— Всё в норме, капитан, – рапортует пилот. – Отряд Касуми и Легиона только что вернулся. Потерь нет.
— Хорошие новости — ровно то, что мне хочется услышать.
— Проблемы?
— Как обычно, – отмахивается Шепард. – СУЗИ, каков наш следующий шаг?
— Рядом с вами находятся мобильные платформы, с помощью которых можно добраться до главной панели управления, – сообщает ИИ. – Там вы сможете инициировать перегрузку систем и уничтожить базу.
— Самое время разнести это место ко всем чертям, – отзывается Шепард. – Жду координаты.
— Высланы.
— Чудесно.
Удостоверившись, что остальные члены команды пребывают если не в прекрасном, то сносном состоянии, проверив оружие, броню и количество оставшихся термозарядов, Шепард объявляет об окончании привала. Действия совершаются ей машинально и безотчётно — даже тренированному организму знакома усталость, и несколько безумных часов, перемежающихся короткими перерывами отдыха, накладывают отпечаток на её работоспособность. Она знает, что не свалится от упадка сил, не позволит себе зазеваться, не подведёт команду, но целиться будет немного труднее, а бегать придётся чуть медленнее. Воображение рисует наиприятнейшие картины будущего: долгий душ, плотный ужин, сон, секс, не менее плотный завтрак. Шепард хочется перепрыгнуть из утомительного сейчас в чудесное потом, прямым ходом, без беготни и перестрелок между ними.
Было бы здорово.
— Э-э-э… Капитан? – зовёт Джокер, и ей определённо не нравится его интонация. – Не хочу Вас тревожить, но по ту сторону двери собралась очень большая и очень злая компания Коллекционеров.
— Значит, у нас мало времени, – бормочет Шепард и поворачивается к команде. – Надо поторопиться.
— Я могу задержать их, – предлагает Тэйн; его лицо искажает гримаса боли. – От меня всё равно немного толку.
— Ты очень уж спешишь на тот свет, – хмыкает Гаррус.
— Так я смогу быть хоть в чём-то полезен.
— Весьма самоуверенно, – усмехается Заид. – Говоря начистоту, один ты, приятель, задержишь их разве что на десяток секунд.
— Послушай Заида, если на тебя не действуют мои просьбы не бросать себя на жертвенный алтарь, – говорит Шепард.
— Капитан? – подаёт голос Миранда. – Я предлагаю Вам взять с собой нескольких членов отряда и оставить остальных здесь. Это даст Вам дополнительное время. Мы будем удерживать позицию до тех пор, пока Вы не заложите бомбу.
— Твоя идея нравится мне не больше, чем идея Тэйна. Коллекционеры имеют численное преимущество. Вас ждёт настоящая бойня.
— Не похоже, чтобы у нас был выбор, – пожимает плечами Джейкоб.
Шепард колеблется, переводя взгляд с одного товарища на другого.
— Хорошо, – кивает она спустя пару мгновений. – Вы останетесь здесь, чтобы охранять дверь. Если ваше положение станет безнадёжным — отступайте, не надо играть в героев.
— Есть, мэм, – салютует Тэйлор.
— Мордин, ты идёшь со мной.
— Я тоже, – вскидывает голову Гаррус.
— Нет, – отзывается Шепард. – Ты останешься здесь. Мне нужно, чтобы ты координировал действия отряда и, по возможности, докладывался по коммуникатору.
— Это вполне можно поручить Миранде. Она прекрасный командир и, уверен, блестяще справится с работой.
— Я не сомневаюсь, но эту роль сегодня играешь ты.
— Я пойду с тобой.
— Это приказ, Гаррус.
— Значит, я ему не подчиняюсь.
На мгновение Шепард теряет дар речи. Секундой спустя её охватывает настоящая злость. Раздражение с лёгкостью переливается за края чаши её терпения, и Шепард требуется несколько долгих, намеренно глубоких вдохов, чтобы успокоиться. Что творится у него в голове, если он решил проявить норов сейчас, в самое неподходящее для этого время! Последнее, что требуется — это устраивать сцены на глазах у всего отряда.
Хотя и очень хочется. Возможно, с применением грубой силы.
— Хорошо, Вакариан, – говорит, наконец, она, невольно скрипнув зубами. – Миранда, ты остаёшься за главного.
— Почту за честь, – кивает Лоусон и добавляет, слегка прищурившись: — Хотите сказать что-нибудь напоследок?
Поразмыслив, Шепард забирается на платформу. Почему-то в этот самый момент она чувствует кошмарную, чудовищную, нечеловеческую усталость, лёгшую на шею и плечи. Хочется сгорбиться, но Шепард выпрямляет спину. Обведя взглядом команду, она знает, что говорить.
— Коллекционеры — трусы. Они нападают исподтишка и убегают — и это при всей их силе. Им никогда не выстоять против лучших. Против вас, – она делает паузу. – Мы прошли длинный путь, и на всех нас останутся нанесённые им шрамы. Наступил момент истины. Мы выиграем — или потеряем всё. Я хочу гордиться вами. Я хочу, чтобы вы сами гордились собой.
— Прекрасная речь, – говорит Самара, слегка поклонившись.
— Мы справимся, – уверяет Миранда.
— Удачи, Шепард, – едва слышно произносит Тали.
СУЗИ активирует консоль, и платформа приходит в движение. Шепард улыбается, замечая, что ей машет Тэйн, и тоже поднимает руку. Постепенно силуэты друзей становятся расплывчатыми, пока не исчезают из поля зрения вовсе.
— Что это было, Гаррус? – интересуется она, разворачиваясь. Он не отвечает — дольше, чем следовало бы, и это вновь вызывает в ней раздражение — не только на него, но и на себя. В конце концов, она же догадывается о причине.
— Зачем спрашивать, если знаешь ответ? – спрашивает он, словно прочитав её мысли. – Я не мог позволить тебе уйти одной. Мне нужно видеть тебя. Знать, что ты в порядке.
— Раньше у тебя не возникало с этим проблем, – замечает Шепард.
— Раньше мы не отправлялись на миссию, которая по всем прогнозам может стать суицидальной, – парирует Гаррус. – Я хочу иметь возможность прикрыть тебя в случае чего. Я бы… я бы сошёл с ума, зная, что я — тут, пока ты — там.
— Я разделяю твои чувства, – признаётся Шепард, – но это в высшей степени непрофессионально. Сейчас я — твой командир. Ты должен выполнять приказы.
— И всегда выполнял, – напоминает Гаррус, дёрнув жвалами.
— Именно поэтому, – продолжает Шепард, подходя ближе, – сейчас твоё неподчинение возмутило меня больше, чем возмутило бы в любой другой момент. Сейчас не место и не время для капризов и личных предпочтений. У нас есть задание. Сфокусируйся на нём.
— Есть, мэм, – отзывается он нарочито официальным тоном, а потом делает шаг к ней, сокращая почтительное расстояние до непочтительного, и прижимается губами к её губам. Шепард шипит, раздражённо, как кошка, бьёт его по потянувшимся к талии рукам, отшатывается, словно обжёгшись, но Гаррус снова привлекает её к себе, целует, игнорируя сопротивление, крепко сжимает плечи, не давая пошевелиться, пока она не обмякает, покорная, а потом отпускает — резко, заставив зашататься.
— Не обращайте внимания, – бормочет Мордин, старательно рассматривая обстановку корабля.
Шепард не сразу удаётся вернуть себе самообладание.
Она никогда не видела Гарруса таким — ни единый раз в жизни. Всегда собранный, деловитый, ответственный, он ставил долг превыше личного, ни разу не поменяв их местами. И вот — пожалуйста. Нервничает. Боится. Шепард не знает, радоваться ей тому, что она стала занимать такое важное место в его жизни, или всё-таки огорчаться. Если подобное повториться, это рискует стать проблемой, и лучше пресечь подобные вольности во время работы быстрее, чем это войдёт в привычку.
— Смотри, – прерывает Гаррус поток её мыслей. – Кажется, все эти трубы ведут туда.
Запрокинув голову и изучив потолок базы, Шепард понимает, что он, по всей видимости, прав — а это значит, что они в двух шагах от разгадки и, в идеале — победы.
— СУЗИ, у тебя есть информация? – спрашивает она.
— Трубопровод питает некую структуру, излучающую как органические, так и синтетические энергосигнатуры, – отзывается ИИ. – Судя по излучению, искомый объёкт чрезвычайно велик.
Платформа под их ногами вдруг вздрагивает и замедляет ход. Тоннель сужается, идёт вверх и, наконец, кончается залом, лишь издалека похожим на все виденные ими ранее.
И виной тому — его главная достопримечательность.
— Шепард, – голос СУЗИ кажется неуверенным, – если мои расчёты верны, то данная структура является… Жнецом.
— Не просто Жнецом, – отзывается капитан. – Человекоподобным Жнецом.
— Так точно.
Шепард невольно кривит губы. Представшая им машина — и машина ли? — выглядит в высшей степени неприятно. И определённо внушительно. Голова её, похожая на гуманоидный череп, упирается в самый верх зала, в то время как позвоночник — единственная законченная часть тела, не считая рук — теряется где-то внизу, за пределами видимости.
Платформа наконец останавливается. Подойдя к её краю, Мордин принимается заинтересованно изучать неизвестную структуру, а потом включает омни-инструмент и делает несколько снимков.
— Судя по всему, Коллекционеры использовали для постройки десятки тысяч людей, – продолжает анализ СУЗИ. – Как вы можете наблюдать, работа далека от завершения. Жнец находится на ранней стадии развития. По человеческим меркам он является эмбрионом.
— Он… жив? – спрашивает Гаррус, с любопытством и омерзением одновременно. Его тянет рассмотреть Жнеца поближе, и вместе с тем — ему хочется отвернуться. Объективно в нём нет ничего особенно пугающего — кроме, пожалуй, размеров — но стоит Гаррусу вспомнить о том, что в создании был использован генетический материал людей… Нет, даже думать об этом тошно.
— Я не могу определить, осознаёт ли он ваше присутствие.
— СУЗИ, – медленно проговаривает Шепард, – эта штука слишком большая для нашего оружия. Что ты можешь предложить?
— Слабым звеном данной структуры являются трубы, подающие жидкость. Если вы уничтожите их, система поддержки не выдержит, и Жнец погибнет.
— Отлично. Спасибо, СУЗИ.
— Капитан! – подаёт голос Мордин, и она запрокидывает голову.
— Предсказуемо, – хмыкает Гаррус, тоже завидев спешащих к ним Коллекционеров.
— По укрытиям!
Перестрелка оказывается быстрой, но яростной. Все силы противников, успевших просочиться в охраняемую вторым отрядом дверь, оказались брошены на защиту Жнеца — слишком мало, чтобы представлять смертельную угрозу, но слишком много, чтобы считать их ничтожной помехой. Шепард приходится сменить два термозаряда, прежде чем вражеский огонь начинает редеть. Выждав подходящий момент, она высовывается из-за укрытия и, прищурившись, стреляет по трубам — четырежды, с перерывами на перезарядку. Покачнувшись, Жнец кренится в их сторону. Слух режет скрежет металла по металлу. Шепард морщится и, активировав омни-инструмент, поджигает ближайших противников. В нос проникает запах горелой плоти, дыма, крови — чужой и, наверняка, своей.
Всё стихает так же быстро, как и началось.
— Шепард — десанту, – зовёт капитан по коммуникатору. – Доложить обстановку.
— Есть доложить обстановку, – отзывается Миранда с чудовищными помехами. – Мы держимся, но противник всё прибывает. Лучший вариант — немедленное отступление.
— Направляйтесь к «Нормандии», – машинально кивает Шепард и, поднявшись на ноги, направляется к консоли управления. – Джокер, заводи моторы. Самое время закончить нашу диверсию эффектным взрывом.
— Капитан?.. – неуверенно произносит пилот. – Тут входящий сигнал от Призрака. СУЗИ пытается его передать.
Шепард хмыкает.
Повозившись с омни-инструментом, Гаррус активирует систему связи.
— Вам удалось сделать невозможное, – говорит Призрак вместо приветствия.
— Ещё нет, – отзывается Шепард, не оборачиваясь.
— Но Вы в шаге от этого.
— Вы ведь связались не для того, чтобы осыпать меня поздравлениями, не так ли?
— Вы как всегда догадливы, – голос Призрака кажется неприятно льстивым. – Вам ни к чему уничтожать базу, Шепард. Есть более перспективный вариант. Я изучил схемы, переданные СУЗИ. Мощный радиационный импульс убьёт оставшихся Коллекционеров, но оставит механизмы нетронутыми. Вам стоит обдумать это.
Поднявшись с корточек, она разворачивается.
— Что Вы предлагаете сделать с этой базой? – интересуется она.
— Это наш шанс, – заверяет её Призрак. – Шанс, который мы не можем упускать. Они строили Жнеца. Их знания и технологии могут спасти нас, открыть ключ к пониманию наших противников.
— Согласен, – вмешивается в разговор Мордин. – Игнорировать подобное преимущество — значит, ставить галактику под удар.
— А я всегда думала, что добро руководствуется принципом «не превращайся в своего врага», – отзывается Шепард, но в её глазах нет и намёка на веселье.
— Это благородная, но близорукая позиция, – качает головой Призрак. – Мы должны обратить силу Жнецов против них самих. Это — единственный способ победить их, и Вы знаете это не хуже меня.
— Я знаю, – произносит Шепард с нажимом, – что мне не нравится, к чему всё это ведёт.
— К победе человечества, конечно. Только подумайте, какие секреты скрывает эта база. Это настоящий подарок для нас, и мы не должны раздумывать, брать его или нет.
— И Вас абсолютно не волнует, сколько людей здесь погибло? – щурится она. – Погибло, смею заметить, в муках, которые я наблюдала воочию.
— Так пусть же их смерть не будет напрасной, – говорит Призрак, ничуть не сбитый с толку, и это раздражает Шепард — с каждой секундой всё сильнее. – Подумайте, сколько жизней мы сможем спасти и представьте, сколько будет жертв, если мы не используем эту базу. Уничтожив её, мы…
— …сделаем то, ради чего прибыли сюда, – заканчивает она за него — не теми словами, которые хотелось произнести ему. Отвернувшись, она возвращает внимание консоли управления. Она чувствует спиной взгляд Гарруса — и знает, что тот не является осуждающим.
— Шепард, не позволяйте Вашим чувствам ослепить Вас.
— Именно это я и делаю, – отзывается она. – Вы очень удачно играете на моём нежелании жертвовать. Но я знаю Вас. Вы абсолютно безжалостны. Вас не волнует судьба колонистов. Могу поспорить, Вашим следующим шагом было бы создание собственного Жнеца.
— Моя цель — спасти человечество, – говорит Призрак, и в его интонациях проскальзывают ледяные нотки. – Любой ценой. Я никогда не скрывал от Вас этого.
— Ваша цена мне не подходит.
— Шепард, Вы погибли, сражаясь за то, во что верили.
— Я погибла, спасая своего пилота.
— …Я оживил Вас, чтобы Вы продолжили сражаться. Некоторые люди сказали бы, что мы с Вами зашли слишком далеко. Но только посмотрите, чего мы добились! Я не отвернулся от Вас, потому что знал, на что Вы способны!
— Потому что я была Вам полезна, – отвечает ему Шепард. – Вы дали мне свободу выбора — и я ей пользуюсь. Оно того не стоит. Я не позволю страху взять верх над совестью.
— Шепард! – повышает голос Призрак. – Вы судите поспешно, на эмоциях. Только подумайте, как многое зависит от Вашего решения! Вспомните, что для Вас сделал «Цербер»! Вы…
Ни сказав ни слова, Гаррус закрывает канал связи.
— Спасибо, – благодарит Шепард, немного помолчав и, закончив с приготовлениями, встаёт с колен. – Нужно поторопиться, – добавляет она без перехода. – Через десять минут реактор станции пойдёт вразнос.
— Что ж, – тянет Гаррус, – полагаю, сейчас самое вре…
Окончание фразы тонет в какофонии звуков.

Платформа под ногами накренилась, запрыгала, едва не ухнула в пропасть; уши заложило грохотом, скрипом, криком; в недрах базы что-то завибрировало, высвободилось — поднялось над ними, металлически поблёскивая. Шепард не сразу поняла, что крупная преграда подле неё — это рука, медленно сжимающая и разжимающая пальцы. Попятившись, она запрокинула голову, встречаясь с алым взглядом человекоподобного Жнеца, который был явно живее, чем десять минут назад.
Ей казалось, что он смотрит ей в самую душу.
Все попытки уничтожить структуру были обречены на провал потому, что она обладала куда более мощной броней, чем могло показаться изначально. Несмотря на незавершенный вид, Жнец сеял кошмарные разрушения, уничтожая всё, до чего мог дотянуться руками или лазером. Шепард казалось, что база дрожит, собирая в себе заряд, призванный уничтожить её до основания, но бегство вновь и вновь оборачивалось неудачей. Она перепрыгивала с места на место, и под её ногами, ширясь, ползли трещины. Шепард упала, выпустила из рук снайперскую винтовку, поднялась. Платформа накренилась. Словно в кошмарном сне, Шепард видела, как Гаррус падает в пропасть, и словно в кошмарном сне ей никак не удавалось поймать его. Она тянулась, распластавшись на плите, и тянулась, и тянулась, и пот застилал ей глаза — а Гаррус всё скользил и скользил. Шепард бросилась вперёд, к самому краю, сжала зубы, вытянула руку до боли в мышцах, до судороги — но поймала его пальцы своими, перехватила за запястье, потянула, вытащила. Платформу тряхнуло. Они покатились, ведомые инерцией, бросаемые из стороны в сторону превосходящей их силой, ударяясь, цепляясь за обломки плит и друг друга, теряя оружие, чувство реальности и ясность мысли. Всё смешалось — верх, низ, право и лево, боль в боку наслоилась на боль в руке, что-то ударило в висок, садануло под коленями...
А потом была тьма.



____________________
* — батареи для щита крепятся на спине.


Продолжение следует...



ME3 BONUS
ME3 BONUS №2


URL записи

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Незнание не освобождает

главная